Книги издательства "Ваша Книга!" на Google Play


Книги издательства "Ваша Книга!" на Google Play для телефонов и планшетников "Андроид". Книги можно бесплатно установить для дальнейшего прочтения в режиме отсутствия доступа к интернету (офф-лайн). 

 

Скачать книги 
     

----------------------------

Неразрешенный ремонт


Рассказ о полете в Афган

----------------------------

Приключения в дороге


Рассказ о путешествии в Алма-Ату в период армейской службы

----------------------------

Шамсабад - это сладкое слово


 Про наш аул рассказывается устами Ромы.

----------------------------

ПАУЛА


ПАУЛА

Мою бабушку Эстер по отцовской линии очень хорошо помню, как извечную няню в детстве и прекрасную рассказчицу бытовых историй, которых мне рассказывала при…

Дело в том, что из семи внуков я был самым болезненным, вечно температурил и кашлял, дома отсиживался с компрессами, когда дети на улице резвились. Главным моим лекарством, которым бабушка меня лечила, был в ту пору рыбий жир, неприятнейшее снадобье, противное, ей богу. Так вот, пакость пил лишь, если мне интересную историю поведать обещали с приключениями, полицией, и ни слова о любви, терпеть тогда не мог это чувство с поцелуями, нежностью.

Сегодня меня уговорили столовую ложку принять гадости, рассказ интересным будет, пообещали. Нет, бабушке верил, наверное, поэтому выпил, тьфу-тьфу, а теперь тишины прошу, слышите? Это другое дело, рыбий жир не предлагаю, молча просто посидите.

Первый рассказ последовал сразу, как только откашлялся и нос мой сопливый утерли.

- О тетушке твоей Поле рассказ мой, ты, надеюсь, знаешь ее, в прошлом году в Италию уехала, внуков нянчить собирается. Так вот, Поля сестра твоей матери от второго брака со Степаном, почти не знала его, но дюжий, красивый был, помню, и высокий. Дочурка в него пошла лицом, а ростом в Злату, бабушку твою вторую. Третий муж еще был у нее, Володя, противный очень, и дочка тоже – Роза, ты ее знаешь, красавица. Баба Злата привередливая была, все искала счастье, мужей меняла. Одна живет в Одессе, приезжает изредка с дочерьми повидаться, с внуками, подарков привозит. Главное в твоей бабе Златке, это то, что своих трех дочерей от разных мужей с малолетства в приют сиротский определяла, чтоб людьми выросли, как она считала. Потерпи малость, внучек, дальше и полицейские будут, и драчки. Так вот, когда у Серебренника Иосифа жена померла, оставив его с годовалым мальчиком, то он долго не раздумывал и предложил пятнадцатилетней Полине стать няней у его сына. Иосиф портным был отменным, учил также в приюте сирот, он и к тетушке пригляделся внимательно.

Короче, Полинка к ребенку душой приросла, как родного оберегала, свыклась, поэтому, когда Иосиф предложил замуж выйти, согласилась, не могла уже расстаться с малышом. И Марик, надо отдать ему должное, ее мамой величал, способным рос и послушным. В школе так хорошо учился, что его в гимназию направили на бесплатную учебу, откуда гроши могут быть у старого портного. Иосиф последнее время болел часто, мучился, вот его боженька и призвал к себе, чтоб не страдал более, помер он в одночасье. Поля не пала духом, няней в больницу устроилась, на курсы медсестер учиться пошла. Да и Марик приглашение получил от Шпигеля, хозяина мыловарной фабрики, чтоб с его сынком, Ароном, заниматься за деньги, конечно. По окончании гимназии папа Шпигель предложил сынку и Марику в Рим учиться на докторов за его счет, в Бухаресте евреев не допускали в институт. Молодые поехали, и их приняли. Счастью Полины не было границ, она ликовала... К главному подхожу, внучек, сейчас начнутся все приключения. Арон Шпигель не выдержал долго соблазны большого города с ресторанами, девочками и гулянками, его вскоре отчислили, домой вернули. Марик повис, в ночное пошел работать в больнице, спящим на занятиях был не раз замечен. Поэтому отписал матери, что вскоре вернется домой, положение пояснил. Наша Поля почернела вся, проклиная себя за беспомощность, замкнулась вся, ее не узнать было. Нет, наша магала не прошла мимо. Магала  это наша улочка репратиантов из Бессарабии, Буковины, Трансильвании и других несчастных краев нищих, безработных. Все мы на заработки в Бухарест приехали на время, которое никогда не кончится. Мы разные здесь, чужаки городу, но меж собой, слава богу, мирно живем, даже помогаем при надобности. Поэтому в выходной сбор кликнули вечерком за общим столом во дворе, решали вопрос Полины и сына Марика Серебренник. Долго не обсуждали, решили всем миром отчислять Марику по два лея с семьи на продолжение учебы, мне поручили гроши собирать, Поле велено было не вешать носа и немедленно сына известить, чтоб хорошо учился, магале, видишь ли, свой доктор грамотный до зарезу нужен. Расходились довольными, нищета беспросветная, радовались решению, о тете Поле молчу, она вся светилась счастьем, да из Рима обнадеживающие вести приходили с благодарностью. На третьем году учебы Марик на каникулы приехал повзрослевшим, в форме студента с картузом с гербом. Всех соседей обошел, беседовал, итальянским хвастался чуть, хороший парень, нравился всем. Иди знай, что такое натворит и в тюрьму угодит... Нет, не убивал он...

Весной это было, почтальон вручил Поле конверт громадный на иностранном языке, добавив, что из Рима письмо, заказное. В конверте газета была оттуда, где на большой фотографии Марик с искаженным лицом каску с лежащего карабинера срывает с подписью, что студент Маркус Серебренник, злостный манифестант, расправляется с защитником порядка, добивая его. Во второй газете Марик сквозь решетку смотрит отрешенно и надпись: «Зачинщиков беспорядков за решетку, всех!»

Магала ошарашена была новостью, все вопрошали и не верили, что их тихий парень такое наделать мог, возмущались сильно, Муссолини нехорошими словами обзывали. На следующее утро полицейский вдове вручил конверт официальный, сказал, что из комиссариата оно, центрального округа, велел расписаться. Итальянский он не знал, пожав плечами. «Депортация» и «Маркус» она прочла по буквам и заметалась от беспомощности, во дворе стала искать кого-либо. Тетя Гарпина отпадала, ее шатало уже с утра. Райка-балаболка белье развешивала, к ней направилась.

- К Вольфихе пойди смело, она поможет. Минут через десять знатный кавалер заедет за ней, он все, что пожелаешь, может. Что ты стоишь камнем, беги, Поля.

Да, твоего дружка Алика тетку забыла, как зовут, Елена, может быть. Побежала к ней, значит, Полина с письмом, умаляя ее слезно помочь, если можно. Тетушка Вольф, очень красивая и нарядная женщина, но, по-моему, не проживает здесь, лишь к больной матери приходит, лекарства носит, так толкуют люди… Помявшись, мадам Вольф конверт взяла, сказав, что знает о трагедии сына, добавив только, что лишь вечерком сумеет, наверное, с разъяснением придти. Выбора не было у бедной матери, поблагодарила и ждать стала вечера. Что, внучек, не хочешь слышать о тетках, надоели? Чуть потерпи, милый, полиция будет. Да, в среду это было, ранним утром нашу несчастную с двумя кошелками приметили, с базара шла и всем радостно сообщала, что Марик домой возвращается, вечерком приглашала в гости заглянуть. Долго просить не пришлось – магала собралась вся, дворик заполнили.

Поля светилась от счастья рядом с красавцем Мариком, который еле успевал на вопросы отвечать про драчку с полицией, тюремную камеру, фашистов итальянских.

Из маленькой, прикрытой комнатушки стук тихий раздался. Вот это главное и ждали соседи, ибо видели что-то и ждали. Сейчас скажу, подожди чуть, люди все видят. На стук из спальни Марик откликнулся, побежал, можно сказать. В наступившей тишине тюремщик наш девушку вывел необыкновенной красоты, которая смущенно поздоровалась с нами на итальянском.

- Софи ее зовут, подружка сына, прошу любить. Не только красавица, ангел она! Нет, не жидовочка она, ихняя. Отец ее комиссар полиции, он против их встреч с Мариком, поэтому все сделал для депортации сына, дочь с моим сбежала. Матери нет, померла она давно, сирота тоже. Да, отец тот самый комиссар, который моего засадил, может и фашист...

Марик переводил гостье разговор всех и при слове, что отец фашист,  Софии затараторила взволнованно, размахивая ручками и в слезах:

- Мой папа хороший, не фашист, он противник Муссолини. Маркуса отвергал из любви ко мне, ревновал, Он очень и очень любит меня, я вся его жизнь, понимаете. Маркус, ты обещал меня с женщиной познакомить, которая помогла нам уехать, штраф за нас заплатили. Спасибо вам синьора Вольф...

- Моей заслуги здесь нет, я лишь очень попросила помочь этой семье...

- В прятки играем, дорогая, до сих пор не назвала своего покровителя. Молчишь, люди должны знать, кого благодарить. Тогда я ляпну, все одно балаболкой прозвали. Не угадали, король наш помог Марику, правда, мадам? Подтверди это. Вот видите.

- Так король помог! – воскликнула Софи, как в сказке получилось, обязательно папе расскажу, поэтому так мило тебя выдворили, интересно даже.

Молодые своим друзьям отписали, чтоб им оформили в институте отпуск какой-то и устроились с работой в больнице, показав студенческие документы Рима и глубокие знания дела. Да, еще помню, газету французскую показали, где молодой карабинер благодарит волонтера Маркуса за оказанную помощь при ушибе головы. Молодой человек помогал ему, а не бесчинствовал, как писали газеты. Он выражал благодарность, так-то вот, хорошим парнем был когда-то Марик, и кем стал… Нет, это не конец сказки моей, жизнь продолжается, а в ней могут такие выкрутасы случиться, что и придумать невозможно. Что, пописать хочешь? Ты быстренько, жду…

Молодые с Полиной жизнь нормальную наладили, жили мирно и дружно, Марик лишь к Поповичам ночевать ходил. Не положено, внучек до свадьбы молодым вместе, Не задавай лишних вопросов, скоро твой полицейский появится. Вот уже! Летним днем извозчик к хате наших подъехал, и бравый офицер спросил хозяйку про Баррети Софи, к которой отец приехал.

- Сразу поняла, что Софи отец вы, похожие очень. И зачем приехал, спрашивается? Мало молодым там жизнь испортил, решил здесь напакостить? Конечно, имеешь право с дочерью повидаться и адъю, милый, до свидания, сматывайся. Рано приехали вы, молодые часа через два домой вернутся. А ночевать где собираетесь? У меня негде, туточки с Софочкой размещаемся. Не беспокойся – Марик у соседей спит, Поповичей, сын солдатом служит... Идите погуляйте, мне еще ужин готовить надобно. Запомнила, Энриком, значит, зовут вас, Полина я, Серебренник.

Местный полицай-переводчик стул попросил для гостя, усадил и, попрощавшись, ушел. Хозяйка мясорубку закрепила и фарш стала крутить для котлет. Примус добротно работал, не коптил. Разок даже оглянулась исподтишка – сидел гость. Мысли нехорошие будоражили, но и его понимала, отцом девушке приходится и на изверга не похож. Попить может предложить гостю? Вот только стакан помою. Но итальянец ушел, не было его.

Полина уже котлет пожарила, когда Энрико ввалился в ужасном виде – лицо было в крови, рубаха разорвана, глаза в синяках и страшные очень, о чем-то лепетал быстро и неразборчиво. Но наша поняла его, что он темной улочкой пошел, к кабакам, там его и приметили, решили очистить. Энрико хвастливо показывал, как он отбивался, бумажник показал целым и кричал, что их трое было, и он один справился. Хозяйка его тщательно помыла, рваную рану перевязала, рубашку сына на него напялила и прилечь заставила на постель Софочки, где фотокарточка молодого Энрико на стене висела.

Он дрожал весь, улыбаясь, благодарил, показывал, что запах приятный от котлет, чмокал губами. Короче, этому негодяю поесть дали, напоили чаем и укрыли, уснул бедняга сразу.

Поля,

----------------------------

Цена вендетты


Один день Восточного фронта.

----------------------------

Её секрет.


Она не спеша брела по берегу моря вглядываясь в даль какбудто пытаясь что - то найти, рассмотреть меж горных вершин, которые величественно возвышались над противоположным берегом моря, прячась в облаках. Она шла кутаясь в шаль, ветер развевал её локоны, ласкал ее слегка тронутое морщинами лицо.Стояла тёплая осень, бархатный сезон её жизни. Время когда не вольно все переоцениваешь, вспоминая каждое мгновение, не уста но задаваясь вопросом " а что было бы если я ... ? ". Вот и она вспоминала своё детство, когда по этой гальке бежали её детские ноги на встречу теплым волнам, не чувствуя колкости прибрежных камней, крик неугомонных чаек и слепящее солнце, отблескивающее на зеркальной глади воды. Вспоминала свою юность, прекрасное время, когда теплыми летними вечерами прогуливалась под ручку с кавалерами по набережной, вдоль шикарных розариев, слушая   за ученые , на школьной скамье стихи классиков, которые робко бормотал поднос влюблённый спутник. Но как и у всех, в её сердце был тайный уголок, куда мы ни кого не пускаем. Это наш уголок, это место в котором живет наша тайна, наше воспоминание, которое мы с трепетом храним и боимся, что если мы ими поделимся оно улетит, растворится и ни когда не вернется к нам. Именно поэтому мы запираем его на тысячу не неприступных замков, что бы самый ушлый вор не смог подобрать к ним отмычку. Такая тайна была и у нее.

----------------------------

Драка в школе


Витю Кривина вызвала директор школы Лидия Михайловна.Он избил мальчика.Но этот мальчик оказался не тем,кем он должен быть.

----------------------------

Лифт


В лифте, с незнакомыми, безопаснее ездить одному или втроем и более.

----------------------------

ОТЕЦ НУЖЕН


- Здравствуйте, Шаповалов. Вы по какому вопросу ко мне? Хвостов у вас нет, как я помню. По объявлению пришли, на работу устроиться хотите в ботаническом саду, значит? Должность садовника вас привлекла, а как же учеба? Совместить думаете? Учитесь хорошо, но нужны навыки, опыт для садовода. С детства этим занимались с отцом, фруктовый сад выращивали? Общежития у нас нет, милый, очень нуждаетесь? Жаль, вы мне подходите… Стойте, у нас же котельная бездействует, к теплотрассе подключились, а там комнатушка-раздевалка есть небольшая! Вспомнил вовремя. Окно даже имеется. Кроватку в общаге института выпрошу, матрасик и прочее. Что, согласен? Тогда на работу, сад запущен, дед не работал давненько, приболел. Лешей зовут тебя? Хорошо. Заявление мне оставь, завтра на работу милости просим. Привет, Петр Ильич, вот парня нанимаю садовником, студент мой, Шаповалов. А это парторг наш и начальник охраны Осипов, прошу любить и жаловать. Не партийный он, жаль говоришь? Опять выловил расхитителя, огурец в кармане вынести хотел? Сантехник это наш, Павел.

*

Алексей после армии решил в сельхоз поступить, для этого все условия были: желание агрономом стать, льготы демобилизованному обещали, да и дядя Яков комнату ему выделил в четырехкомнатной квартире, где с женой проживал вдвоем. Надо сказать, что Леша у бабушки детство провел, мать померла при родах. Отец, конечно, вторично женился, но с мачехой мальчик не ужился. С отцом близко общался, особо в старшие годы. Это не помешало Леше вымахать в рослого парня, белобрысого, с голубыми внимательными глазами. Бабуля и отец его к трудолюбию приучили, скромным воспитали, думающим, неболтливым. У дяди Яши, замминистра спецмонтажных работ, жилось Алексею вольготно на всем готовом, в учебе преуспел, подворье дяди, а оно большое было, в цветущий сад превратил, увлекся в последнее время также идеей превращения запущенной, замусоренной территории Долины Роз в парк отдыха для местных жителей. Парень с этой целью решил даже макет соорудить произвольного масштаба.

Дядька подшучивал над макетом племяша, говоря, что людям работать надобно больше, а не гулять по парку и на цветочки глазеть. Якову Даниловичу пятьдесят пять стукнуло в прошлом месяце, отмечали торжественно, хвалили гости за энергичность его, за задор. Дома же, наедине, племяш видел, как дядька часто кряхтел от недомоганий, жаловался на сердце, на головные боли. Зато его молодая женушка двадцати девяти лет блистала на все сто, не на кухне, конечно же, там домработница трудилась. Светлана Ивановна всегда с блеском одевалась, подчеркивая женские прелести ее фигуры, женщины это умеют. И, конечно, со временем обратила внимание на упругое молодое тело Алексея, решив помаленьку подзадорить его, благо было чем, и условия позволяли. Назойливое поведение «тетушки» и вынудило Алексея уйти от родича по-хорошему. Святым он не был, на женщин заглядывался, но Светлана Ивановна очень не нравилась ему, да воспитанность не позволяла такое совершить. Дядьке он мотивировал свой уход лишь желанием поработать в таком заведении, как ботанический сад. Про «тетушку» ни гу-гу, конечно.

*

Хозяйство ботанического сада не ахти какое большое. Сад был заложен шесть лет назад, по статусу положен, но финансировался слабо, численность сотрудников ограничивалась, тепличные сооружения малыми были, низкорослыми, не считая оранжереи с пальмами, небольшой, но высокой. Пару месяцев Леша пахал по наведению порядка с мусором, которого много скопилось, затем уж каждый росток был приведен в порядок в соответствии с правилами. Тщательно промыл все стекла теплиц, кругом посветлело.

Малашенко Петр Федорович высоко оценил труд Алексея, на лекции в институте Шаповалова похвалил, в школу позвонил, приглашая школьников посетить сад ботанический, мэра города как-то в запале также пригласил навестить их, хвастался. Между прочим, парк отдыха на макете Алексеем не был заброшен, являясь детищем будущего, обязанным радость жителям района привнести, отвлечь от серости повседневной. Фантазировал, все мы в молодости этим грешим, надеемся на что-то, мечтаем. 

А где же девушки в двадцать четыре года, спросите вы? Правильно, мозги и руки были заняты, поэтому чуть отставал по этой части, загружен по горло делами. Такое бывает часто с парнями, если они цели добиваются, не тратя сил на чувства.

*

Алексей в солнечный воскресный день решил базар посетить, творога натурального домашнего захотел, каким его бабушка баловала. Он по бело-желтому цвету определял свежесть творога и вкус. Ел  его без хлеба, как лакомство. Купив уже у знакомой молочницы кружок вкуснятины, направился к птичьим рядам, где был уголок торговли живностью домашней: щенятами, котятами и птичками в клетках.

Крупные яркие попугаи не нравились, они печально и чуть злобно смотрели на всех, а вот юркие волнистые попугайчики чирикали весело, как будто здоровались. У большой клети со множеством разноцветных птичек народ толпился, галдел. Стройный мужчина с причёской ежиком, продавец попугайчиков, доброжелательно на множество вопросов отвечал, питомцев своих кормил с рук. Только какой-то верзила с насмешкой ляпнул: «Вирский, слышишь меня? Ты когда маршировать будешь? Скажи только заранее, народ соберем, повеселим». Продавец Вирский мгновенно поблек, сник, запрягся в тележку на велосипедных колесах с большой клетью и быстро удаляться стал, прикрыв птиц мешком громадным. Алексея привлекли милые птички и хозяин их, поэтому поплелся вслед за тележкой. В районе вокзала он их нагнал, пытаясь найти повод для разговора, Вирский же явно избегал общения.

- Ты постой, мужик, разговор к тебе. На моей работе райский сад есть с пальмами, лимонами, апельсинами, теплица громадная, понимаешь, садовником там тружусь. Скажи, можно ли без клеток волнистых поселить хоть парочку, купить поэтому хочу. Не понял, посмотреть хочешь на теплицу, условия какие? Пожалуйста, когда хочешь. А прямо сейчас нельзя, что ли? Телегу я помогу тягать. Алексеем зовут, а ты Гриша.

*

Обойдя два раза садик райский и оглядев его тщательно, Вирский быстрой походкой к тележке направился и открыл клетку. Попугайчики как-то нерешительно покидали привычный дом, но их подталкивали, изгоняли наружу. Через пару минут двадцать четыре узника весело замахали крылышками, заполнив пространство радостным чириканием и мельтешением разноцветным. Зал ожил.

- Добрый день, прекрасное зрелище, друзья! Завтра же школьников приглашу, к нам повалят и горожане, ей богу. Твоя затея, Вирский? Молодец! Известная личность он в прошлом, надеюсь, знаешь, Леша. Дела как у тебя, здоровье, Григорий? На работу не принимают, вот беда... А умеешь ты что? Плотничаешь, табуретками торгуешь. Может, к нам пойдешь, Алексею до зарезу нужен такой помощник. Правда, зарплата не ахти… Согласен, значит, завтра и выходи. Леша, к кадровику его сведи, пусть оформит без крючков, Малашенко велел, скажи. Макет твой Вирскому поручи привести в порядок, кое-кто вспомнил о нем, мэру доложили. Твоему дядьке и мэру парк до лампочки, полагаю, но это серьезный аргумент для предвыборной программы. Заботу о населении будут афишировать, субботники массовые организуют, а вы как думали, своего добьются.

- Ты здесь не причем, Леха. А птички-то расчирикались на свободе, в клетке молчали все!..

*

В воскресенье день рождения отмечали у Вирских дома, нашего тоже пригласили. Народу за столом много, да и застолье было обильным по части пирогов и вина. Именинница, Дарья Свирская, отмечала свое двадцатипятилетие в прекрасной форме и в хорошем настроении, плохое, она считала, уже позади. Тут были родители Даши, ближайшая подруга по работе Люба Цветкова с сынишкой, зав отделением гинекологии Круглов с женой и соседи близкие. Разговор в основном велся на медицинские темы, затем перешли на экономические, жаловались на дороговизну. Подруга Люба только зло видела в мужчинах, которых все устраивает, была бы лишь рюмка и баба рядом. Власть чуть упомянули за солдафонство страны, за коррупцию кругом. Затем пели задушевные песни очень хорошо, Алексей даже растрогался, и это заметили.

- Только песни расшевелили твоего гостя, Даша. Так безразличным сидел, молча. Можно подумать, что он всем доволен при нищей зарплате садовника. Не так что ли?

- Вы мне напоминаете красивую ягоду с горечью внутри, Люба, так, кажется, зовут вас? А молчал я при разговорах о жизни нашей потому, что болтать не люблю попусту, надо что-то делать самому. Не умник я, и не один так думаю, Вирский такой же, и другие есть.

Расходились по домам к десяти, все рядом жили за Синайской площадью в частном секторе по разным переулкам. Алексей и Люба проживали в новом районе за Долиной роз, правда, подруга в собственном особнячке обитала. Вирские их проводить взялись, чтоб продлить общение, как Гриша Вирский выразился. Дамы шагали под ручки впереди, громко чему-то смеясь. Мальчишка с мужчинами рядом шагал тихо, внимательно слушая взрослых.

- Понимаешь, Леха, я на филфаке учился, когда меня в армию забрили. С Дашкой у нас любовь была год уже, кажется, все чин-чином, стихи писал, рассказы. К вольной жизни был приучен, много читал. А тут меня в военкомате по физическим параметрам в маршевую роту направили служить. Нас много там было, по параметрам физическим, разного интеллекта, в основном – низкого очень, помню... Наша рота призвана была маршировать на парадах и на смотрах, как корейцы северные, видел, и немцы до войны? Маршировка солдат, считают верха, радовать должна народ статностью воинов, послушанием и сплоченностью их рядов. Поэтому вся наша армейская служба сводилась к отработке шага при вытянутом носке и правильном держании головы в нужном направлении. Днем, а часто и ночью только этому нас дрессировали настойчивые инструктора. За непослушание и ошибку наказывали безбожно. Через пару месяцев мои мозги прекратили беспокоить меня, везде и повсюду классно гарцевал тупицей этаким. Таким из армии вернулся, радостным, демонстрируя мастерство свое. Дашке своей скупо помахал рукой, боясь форму нарушить. Ни стихов, ни учебы, всему району только свое мастерство демонстрировал, свой марш, мне аплодировали, как дурачку. Дашка плакала, за мной ходила, ко мне жить перебралась. Нет, не расписаны мы и детишек боялись заводить. Что? Итого четыре года безмозглым был – два солдатом, и дома еще два. Кабы не Даша, мать... Слышу, Даша, с Лешей беседуем, Славик при нас, хороший малый…

- Вот дом наш, Цветковых. Может, зайдем? Поздновато, говорите… А ваш дом где труба с лампочкой? Так мы через дорогу живем! Окно ваше с полуподвала у столба выглядывает, соседи значит мы. Пока, именинница! Гриша, держись, и вы будьте, Леша! 

- Вам спасибо, Даша, за приглашение, очень было… Конечно, Славик, ко мне можно, и прививку покажу... Так я побежал, мне близко, чао!

- Ноль внимания на меня твой  дружок, Гриша. И мне, между прочим, тоже не очень понравился, замкнутый какой-то, без женщин обходится,

----------------------------

ОТЕЦ НУЖЕН


 

 

- Здравствуйте, Шаповалов. Вы по какому вопросу ко мне? Хвостов у вас нет, как я помню. По объявлению пришли, на работу устроиться хотите в ботаническом саду, значит? Должность садовника вас привлекла, а как же учеба? Совместить думаете? Учитесь хорошо, но нужны навыки, опыт для садовода. С детства этим занимались с отцом, фруктовый сад выращивали? Общежития у нас нет, милый, очень нуждаетесь? Жаль, вы мне подходите…

----------------------------

"Менестрель"


Невероятная история одного незадачливого бандита, изменившая его жизнь...

----------------------------

Полиамория


Второй месяц весны близится к завершению. А в городе по-прежнему царит вечный холод. Что принесет нам ветер из затерявшихся в этом беспощадном холоде мест, мест где все живое, покрывшись синеватым инеем, замерло без права на пробуждение. Это случится позже, а пока солнце пустило лучи сквозь серую занавеску, и вся комната Поли заиграла яркими золистыми зайчиками.

----------------------------

СЛОЖНОСТИ СУДЬБЫ


    Помещение в котором состоя -лась выставка картин,было средних размеров,но по теме оформленное.Нельзя было поду -мать,что мрачные картины,мо -гут привлечь к себе внима-ние.Состоятельные покупатели художества быстро откликну-лись на подобную выставку и теперь с интересом выбирали картины для покупки.Веселая, шумная,болтливая и не менее красивая Лера,организатор этой выставки кстати,бегала от клиента к клиенту с заманчи-выми предложениями.Сама автор картин стояла в сторон-ке,изредко отвечая на вопросы. Соня не смогла бы одна проде-лать то,что ее подруга.Подоб-ные картины не несут радости, но как оказалось привлекают к себе внимание ни чуть не меньше размалеванных кар-тин с радостной палитрой

 

----------------------------

Трезвость


Три недели, как бросил бухать. Да не сказать, чтобы  особо усугублял.  Так. То, вроде, к вечеру устал, то настроение плохое. Возьмешь пузырь -  ноль пять, ну и пива, опять же пару литров, к нему прицепом. Так бы оно одну водку - куда еще ни шло. А с пивом, под водку, меня рубит. Под корень. Сижу, смотрю телевизор - вроде все контролирую. Что смотрю – нравится. Потом - раз. Просыпаюсь на полу. Возле дивана. Начинаю переползать ночью, с грохотом, на супружеское ложе. Жена ворчать стала, что во сне кашляю и захлебываюсь. А еще обнаружила, что пахну я  плохо. Вот и бросил. Начал вести тверезый образ жизни.

----------------------------
Back 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 28 Forward