Сказки про ежонка.


Увлекательные приключения ежонка Жожика и его друзей.
----------------------------

Обернись и стань собой


Никогда нельзя с уверенностью говорить: «Я такой же, как все», или «Со мной никогда ничего необыкновенного не произойдет». Тайны окружают нас со всех сторон и очень часто кроются внутри нас самих, и когда они проявятся никому не известно. Но то, что это может случиться каждую минуту – несомненно.

----------------------------

Контакт. Глава 4. Летучий Голландец.


Межгалактический транспортный корабль Восток 612, получает сигнал СОС от военного космолета Атлантис 024, но после стыковки с ним, экипаж 612 – го попадает в прошлое, в 2026 год. Более десяти лет Мир разрушен ядерными взрывами. Испытания  новых возможностей андронного коллайдера,  повлекли за собой энергетические сдвиги во временном пласте, и как их последствия – запуски ядерных ракет. На Земле полно мутантов и нелюдей с измененным набором хромосом снующих в развалинах городов в поисках пищи. Небольшие группы оставшихся в живых людей пытаются укрыться от неминуемой гибели. Команда Востока 612 попадает в прошлое, но как ей вернутся в свое время и не допустить апокалипсиса?

----------------------------
----------------------------

Шар


Нави Порк ворочался на лежанке из сжатого воздуха. Болела голова. Мысли перекатывались медленно словно свинцовые шары да и по цвету походили на свинец.

-          Дьявол! Какого черта я вчера так напился! – подумал Нави.

Он медленно, словно опасаясь увидеть прямо перед носом чудовище, открыл глаза. Шар был на месте. Он висел посреди комнаты, отсвечивая новенькими боками, и тихо, злорадно хихикал.

-          Хорошо же начинается период «ЛИЧНОЙ СВОБОДЫ». На что убить время? -  лениво раздумывал Нави.

-          Заведи себе криллама,- прогундосил шар, подлетая поближе. – Будешь его наглаживать все пять лет.

Крилламы были забавными существами с небольшой планеты расположенной где-то слева в нижней половине созвездия Бета-Данибар
----------------------------

Полуночный пес


Лео толкнул вращающуюся дверь, ведущую в холл здания, где на седьмом этаже находился главный офис детективного агентства «Мермот и Клост». Джек, дневной охранник, молча кивнул Лео и уткнулся в свой компьютер. Самолеты на экране привлекали Джека куда больше посетителей. Детектив нажал кнопку лифта и в ожидании прихода кабины смотрел на световое табло над одним из лифтов. Лампочки индикации этажей мелькали с такой скоростью, что можно было подумать, будто кто-то катается на лифте.
----------------------------

Семь дней одного убийства


Дырочка была маленькая, очень аккуратная и, даже, симпатичная. Не симпатичным было только место ее расположения, а именно, самая середина лба господина Такиса Христопулоса, преуспевающего торговца антиквариатом....
----------------------------

Часы


Сколько я себя помню, дед всегда выглядел одинаково. Годы летели, но отражения быстро бегущего времени невозможно было отыскать на его потемневшем,  словно старый урюк, лице. Дед всегда был старым; однако это не мешало ему сохранять бодрость духа, вредность характера и поразительную память. Под стать ему был и дом в котором мы жили. История этого дома уходила в глубь веков и время покрывало дымкой забвения события происходившие здесь и имена людей участвовавших в них.

----------------------------

Контакт


Транспортник "Восток 612", осуществляющий  перевозку оборудования на другую планету, получает сигнал СОС от военного космолета Атлантис...
----------------------------

Голос из ниоткуда


Философская проза. Размышления. Поток сознания. "Хайку в прозе"... Рисуем смысловые поля, в рамках которых каждого ведут его собственные воображение, мышление и память...
----------------------------

Первый рейс


Многие люди, на вопрос «Что для вас романтика?», отвечают однозначно: «Дорога». Как правило, это настоящие мужчины, не боящиеся сделать вызов серой автотрассе, на обочине которой зачастую скрываются как опасные, так и весьма курьезные происшествия. Самый близкий для них друг – боль­ше­грузный автомобиль, в котором они проводят большую часть своей жизни.
----------------------------

Настя


Так иногда бывает...
----------------------------
----------------------------

Преферанс по пятницам


Преферанс по пятницам

 

Преферанс по пятницам

Такого пекла не знали старожилы и не упоминали летописи. Солнце безжалостно жгло город, стиснутый кольцом горящих торфяников. Власти скрылись в прохладном тумане Альбиона. Реки обмелели, пруды высохли, а на дне фонтана «Дружба народов» свили гнездо гадюки.

    Огнепоклонники славили пришествие Перуна, и пили за его здоровье огненную воду. Спалив посадские бани, они танцевали на пепелище топлес и раздавали спички детям.

   Обыватели задыхались в дыму пожарищ. В мещанской слободе женщины показывали трусы за марлевую повязку, а за противогаз отдавались без резинки. Газировка и пожарные услуги каждый день дорожали. Брандмейстеры и водоносы озолотились и скупали дворянские титулы и виллы Лигурии.

     Измождённые жарой горожане молили Илью-пророка о дожде. Зевса и Вишну тревожили реже, а вот Адоная поминали многие. Справив Минху, они прикладывались к крану и опустошали целые акведуки.

   Моша и Гоша тоже пили воду, не внимая счётчику на съёмной хате. Весь день они прохлаждались в атласных халатах, а вечером надевали лохмотья и шли в народ. С собой приятели брали старую газету и пачку дешёвой Моршанской махорки, а душистые папиросы «Империал» оставляли в номере.

    В поисках любителей домино они бродили по московским дворикам и вслушивались в музыку города. Среди цоканья копыт, лязга трамваев и грохота отбойных молотков, крушащих мостовые, мужчины пытались уловить характерный стук костяшек. Минуя хохот гуляющих компаний, матерную брань буянов и пронзительные вопли матерей, скликающих своих непосед восвояси, они упорно шли на крик:
    – Рыба! Мыло! Дуся, Дуся, я дуплюся!

    Выйдя на игру, искатели приключений подсаживались к столу тихой сапой. Втираясь в доверие к нижним слоям общества, они угощали всех доброй жменей махры и клочком «Литературной газеты» под редакцией Дельвига. Закурив козьи ножки, хитрецы беседовали о широте русской души, кознях погоды и иноземцев:
    – Вчера Ляля Чалая с подвала дала стоя на чердаке четверым почти даром. Почав дело в самое пекло, она кончила только после полуночи.
    – Во молодца! А во время урагана в Канзасе дядько Сэмко скрал гроши у Доры Гейл и прогулял их с Элли Волкович за три ночи.
    – Тю! Экий цука драта!

   Услышав такой патриотический суржик, доминошники принимали их за своих и в игру на победителя.
   
    Прирождённые игроки забивали козла на одну руку. Тайно выстукивая ногами друг другу информацию, они делали «Рыбу» только к своей выгоде. Исподволь повышая ставки, партнеры обирали пьяных пролетариев и пенсионеров до «пусто-пусто».

    Со временем мудрый народ начинал понимать, что иудеи всегда в выигрыше. Но, кроме эмпирики, никаких доказательств их шахер-махера не было. Доминошники стали просто разбегаться при появлении семитов.

    Тогда кореша решили перейти на лото, где держали масть девушки преклонного возраста. Моша нафабрил усы помелом и надел парадный китель с наградами, а Гоша – сюртук с бобровым воротником и щегольскую шляпу набекрень. Роскошный фетр украшали фазаньи перья, рубиновый георгин и значки с тоталитарной символикой.

    Надушив от души подмышки тройным одеколоном, сладкая парочка принялась фланировать перед бингоманками эдаким кандибобером. Тронутые увяданием красотки были очарованы и приняли сильный пол с распростёртыми объятиями. Но вскоре чуткие девичьи сердца заметили, что если один новичок достает из мешка бочонки и кричит номера или:
    – «Барабанные палочки», «Бычий глаз», «Собачьи уши», – то другой тотчас закрывает карточки и срывает Джекпот.

   Тертые старухи сговорились и лишили бедных евреев права вынимать и озвучивать бочонки.

    Интеллигенты молча проглотили дискриминацию, но игра перестала клеиться. Они решили уйти по-английски, выразив-таки свои протест антисемиткам. Товарищи негласно экспроприировали батистовый платочек с приторным запахом мускуса, початую пачку длинных сигарет «Фемина», пахнущую вирджинским табаком и старинный японский веер, благоухающий палисандром.

     Сбыв конфискат на Хитровом рынке вместе с запахами, они в чудном настроении прошли на задворки. Дешёвый доходный дом Изи Черкизона, царил там, словно башня в Пизе. В меблированных апартаментах стояли три венских стула от братьев Тонет, колченогий стол и канапе вишнёвого дерева. Его бархатная обивка была засижена двукрылыми и описана двуяйцовыми, но настоящих мужчин это не смущало. Присев тет-а-тет, они курнули кальяну и стали думать и соображать.

    Потерпев фиаско в лото и домино, напарники вспомнили о картишках. Благо, оба умели читать масти и легко строили фишки по старшинству. Моша ещё безусым корнетом резался в «Фараона», а Гоги с младых ногтей катал в «Акульку» купчих третьей гильдии. Но что годилось однополчанам на Кавказе и толстухам на Сорочинской ярмарке в мегаполисе считалось зазорным. Город-герой слезам не верил и подкидных дураков не переваривал.

    Мозговой штурм длился всю ночь, прерываясь на бесконечные перекуры и чайные церемонии. В итоге, кенты решили добыть первоначальный капитал – преферансом. Дело стало за корифеем, который открыл бы им в долг тайны умственной игры. Они долго перебирали знакомых асов, пока не вспомнили за одного щелкопёра абиссинских кровей.

----------------------------

Кричали


Кричали

 

В заболоченных, непроходимых лесах, окружающих Чернобыльскую электростанцию, с незапамятных времен живет таинственная сила. Много лет она ревниво охраняет свои владения. Не трогает местных жителей, но беспощадно расправляется с любым, кого посчитает врагом. Татарская конница, фашистские каратели... многие завоеватели безуспешно пытались прорваться сквозь лес, но так навеки и остались в зыбкой топи. Никто не знает, что именно случилось с ними. Лишь название этого места доносит до нас предания о том, как страшно они кричали.


 

----------------------------
Back 1 ... 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 Forward