Улыбка полумесяца


Четыре года стукнуло сегодня ,как Аркадии Ильич с супругой Соней поселились в поселке Мазаруф , на юге Израиля.Поводом для переезда сюда послужила болезнь прогрессирующая жены и слухи о чудесах израильской медицины, жить -то всем еще хочется. Вырученные гроши от продажи приватизированной двушки им хватило лишь на съем квартирки в поселке на год и скромное пропитание на несколько месяцев. Работа по специальности им не светила,ибо подтвердить знание языка не могли, не получилось. У Аркадия Ильича и диплом не признавали военного училища,который он заканчивал. Соня устроилась метапелетом у старухи по уходу за ней, а приборист Кацавский в кафешке хозяина квартиры работать пошел «старшим куда пошлют», где выполнял беспрекословно все указания хозяина пока..... в буфете кофеварка не сломалась. Кофе своеобразный здесь все пьют из больших стаканов, которое чуть мутновата по составу и кофем отдаленно отдает.

----------------------------
----------------------------
----------------------------

Ненавистный, любимый партнер


Я была актриса, и по свидетельству современников, очень даже хорошая. Я с 20-ти лет работала в театре. И как раз в то время все спектакли играла с Савельевым. Он достаточно заурядный актер. Ему было под тридцать. Но наш режиссер видел в нем всех любовников и красавчиков. Зато, когда  мы играли, был полный аншлаг. Но я его ненавидела. Во-первых, не люблю мужчин ниже меня ростом. А он 168 сантиметров. Ненавидела его тон, которым он любил разговаривать со мной: какой-то фамильярно-шутливый.

Ему не суждено было стать моим любовником: я недавно рассталось с Жоржем и еще любила его. Я вынуждена  была еще полгода играть с Савельевым в одних постановках до конца моего контракта. Потом  я хотела уехать, надоело играть в провинции. Мы часто ругались с Савельевым, я любила смеяться над ним, а он надо мной. Какие мы тогда были глупые!

 

Однажды, во время «Ромео и Джульетты» Савельев забылся. Причем так здорово, что опомнился только после моих уже не первых пощечин. Хорошо, что это была репетиция! Савельев потом долго извинялся, и выходило это у него так натурально! 

----------------------------

Моя милиция меня... - 3


Ежегодное поздравление российской милиции от Зямы. Третье по счёту.

----------------------------

Ходоки


       У бабки Микулихи, что жила в Зарёванной Пади, пропала корова. Майкой звали.

       Надысь выгнала её хозяйка на улицу да и пустила, как обычно, добывать себе пропитания. Сама-то бабка старая уже была, хворая, ноги еле волочила. Только что и могла – уточкой дохромать до калитки, шлепнуть Майку по крутой бочине да перекрестить в путь-дорожку: пасись, милая…
       Раньше у них в деревне в каждом дворе было по корове. А то и по две. Даже пастух имелся, выборный, Колей звали. Так о прошлом годе помер от тоски и безработицы. И теперь на всю деревню – одна Майка. Да и деревни-то, почитай, уже нет, осталось с десяток обиталых дворов, а остальные обезлюдели и ушли под землю. Даже дачники сюда не шибко рвались: дорога больше овраг напоминает, землица скудная, суглинистая, и к тому же электричество бывает не каждый день – всё, говорят, какие-то форсы-мажоры на линии бесчинствуют. А кто такие? Их и не видал никто…
       
----------------------------

Тюкнуло


     Мало кто помнил его настоящее имя и фамилию – все звали Калиной. Наверное, из-за пристрастия деда к этому исконно русскому растению, которым он засадил весь свой палисад и добрую половину огорода. Горькую ягоду он, не морщась, ел горстями, варил из него варенье и бражку, а в трудные времена кормил ею своих кур – Нюшку и Клавку, а также козу Евфимию. В отместку за это глупые куры неслись где попало, разве что не на крыше, а стервозная Фимка давала такое горькое молоко, что его отказывались покупать не только изнеженные цивилизацией дачники, но даже не избалованные чипсами и гамбургерами соседи.

 

 

----------------------------

Часть 1-ая из книги "Книга о том, как мне доказывали, что Бог есть"


Среди лесов и тьмы, обитающей там круглыми годами, иногда проходила одинокая тень в черном пальто в фетровой шляпе. Часть грубого лица тени пряталось за фиртешем пальто. Фиртеш был настолько велик, что служил как воротник, только поднятый. Фиртеш  прикрывал щеки и уши мужского пола. Нос торчащий из-под шляпы был чуть-чуть туповат, но и не острый. Длина носа составляла пять сантиметров. Он все время чесал левую ноздрю, что дало ему плачевный результат — рану, которая осталась на всю жизнь. Кажется, смешно, но однако это так: бледное лицо и ярко-оранжевые глаза прикрывались фиртешем и шляпой, которая была велика для размера головы тени. Ну, а что же поделаешь, если нет другой?

----------------------------

Зов предков


Вы не верьте! Как я, просто не верьте. Завистники и моралисты прочат нам в праотцы самого Герострата, но, я уверен, это не может быть правдой.

----------------------------

Пять зверей


 Ребенок помнит все. Нет, не так. Ребенок помнит ВСЕ. Не забывайте об этом.

----------------------------

Записки блудного юриста глава 20


Исидор эр Каунер  пришел в себя одним из первых. В пепелище, среди обломков дерева эшафота, которые были словно порублены. Чуть позже кругом начали шевелиться люди. Приподнявшись на локтях, он попытался отыскать взглядом магов, обеспечивающих безопасность. Вместо них наткнулся на кучу сваленных вещей и, поднимаемую ветром, взвесь из пепла.

Глава Ордена все еще не мог встать.  Некоторое время спустя к нему подошли и  переложили в импровизированные носилки.

Из толпы никто серьезно не пострадал: у присутствовавших на казни наблюдалась общая слабость и небольшая дезориентация в пространстве и времени. Основной удар пришелся на магов: за исключением одного, они были обращены в прах. Уцелевший выглядел тоже плачевно и представлял из себя мумифицированное тело, покрытое толстой голубоватой пленкой. Признаки жизни отсутствовали, но заклятье все еще работало, хоть и не спасло по сути своего творца.

----------------------------

Записки блудного юриста глава 19


Лаиентр Шеос остановился в ближайшем гостином доме, в небольшой комнатушке. Долго выбирать не пришлось: этот дом был наиболее близок к городской тюрьме и месту казни, денег на оплату хватило на пару дней. Ко всему прочему  вампиру в его нынешнем состоянии совершено не требовалась человеческая пища. Поэтому заселяясь, попросил его не беспокоить. Войдя в комнату, Лан медленно втянул в легкие воздух. Для человека ничем существенным кроме, возможно, легкого запаха прибитой влажной тряпкой пыли, помещение ничем не пахло. Вампиру же одни только запахи рассказали многое. Как, например, то, что в данной комнате совсем недавно погиб насильственной смертью человек. И это было даже на руку. Остаточные энергетические всплески никто не потрудился зачистить.

----------------------------

Записки блудного юриста глава 18


Последние двое суток, Кейрос Айн копал, будто чумная сорикаморра. Но все нити обрывались, словно разыскиваемой девушки никогда не существовало. Слепок ауры вообще не давал возможности идентифицировать ее как разумное существо.

Поэтому вечером в компании горючего пятизвездочного друга Кейрос отправился к знакомому, который мог облегчить поиск.

Пришлось воспользоваться несколькими стационарными порталами, прежде чем добраться до района, где обитал будущий помощник.

Сей многочисленный район города был заселен плотно: в основном представителями восточных национальностей. Пестрел надписями на их языках и яркими вывесками мелких магазинов.

Согласно указаниям, необходимо было пройти в парикмахерскую. Был уже вечер и косые лучи солнца вызолотили охранную дымку периметра здания. Айн прицокнул языком: специфичная национальная магия в деле.

----------------------------
----------------------------

Травинка меж камней


 

Израиль – страна маленькая и густо заселённая. Растения в нём борются за клочок земли, за каплю влаги. Но упрямые травинки пробиваются к солнцу даже во дворах, мощённых каменными плитами.

----------------------------
Back 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 86 Forward