Подготовка к "вторжению".

автор: German

Осенью 1979 года в части ощущалось какое-то неясное напряжение. И не то, чтобы проверки стали чаще, и вроде бы общих тревог не было, но то один, то другой старший офицер внезапно уедет в командировку, то новое вооружение пришлют на хранение. Отправок боеприпасов стало значительно больше, но до определенного момента это не вызывало у нас особого удивления: работа и работа.

В начале ноября прислали большое количество новых ракет «Точка». Это была одна из первых оперативно-тактических ракет с самонаводящейся головной частью. Покатились регламенты, проверки, консервации, расконсервации, монтажи и ремонты. За две недели мы пропустили через регламентный цех весь объем хранения. Каждую «дуру» я облазил с головы до дюз, каждый механизм прощупал своими руками. ЗИП был укомплектован, сложен в контейнер и опечатан. Все изделия размещены в хранилищах и внесены в боевое расписание.

Вообще то это была довольно привычная работа, и, если бы не последующие события, я не стал бы уделять ее описанию столько внимания.

Но вот в середине декабря, в один из ничем не примечательных дней мой начальник сообщает, что после 12 часов запланированы очередные ночные работы.

Следует сказать, что работы с ракетной техникой почти всегда проводились в темное время суток, дабы спутники вероятного противника не дай бог не могли вычислить нашу сверхсекретную часть и, тем паче, узнать, что в ней происходит.

И вот, как это бывало много раз, прибываю я на КПП технической зоны в 11.30 вечера. Начальник отдела – Иван Евдокимыч с Валерой - нашим техником - уже там. Еще через 10 минут приезжает три автобуса с воинами, то есть техническая батарея в полном составе. Я с удивлением вопрошаю начальника: зачем столько солдат, обычно при ночных работах обходимся 6-8 максимум, но он хмуро отмалчивается. Дальше больше: из темноты выруливает командирский УАЗик. Из него выходят командир части и главный инженер. Оба в полевой форме. Наряд строится, командир вручает моему начальнику запечатанный конверт. Евдокимыч вскрывает конверт, изучает содержимое, хмурится еще больше, передает конверт мне. Я читаю наряд и мои глаза лезут на лоб. Ясно осознаю, что нам приказано подготовить и отправить различными способами почти все содержимое хранилищ нашей части. Наверное, Евдокимыч к этому времени уже что-то знал, но для меня все эти новости явились полной неожиданностью.

Не вдаваясь в подробности скажу, что всю последующую неделю офицеры нашей части, отдыхая здесь же на сложенных бушлатах по 4-6 часов в день и только меняя солдатский наряд, выполняли полученный приказ. Все практически не выезжали с технической территории, работа шла днем и ночью. На погрузку подходили состав за составом, грузовик за грузовиком, а несколько кассетных головок мы отправили на тяжелых вертолетах, прилетевших за ними как-то ночью. Через 8 дней хранилища практически опустели, и в глубине бетонных сооружений вместо стройных рядов контейнеров с ракетами поселилось глухое эхо.

Причины происходящего стали ясны на следующий день после завершения этого многодневного марафона. Из новостей мы узнали, что наши ввели войска в Афганистан.

 

Еще через несколько месяцев к нам в часть стали приезжать офицеры из Афгана. В большинстве своем они прибывали для сопровождения военного имущества, но были и легкораненые, после Ташкентского госпиталя, уже отбывшие свой срок боевых действий, направленные к нам дослуживать до пенсии. От них мы узнали много неведомых подробностей об этой войне о которых и до сих пор широко не известно. К примеру, оказалось, что наши военные советники находились в Афгане еще с сентября 1979 года. Но это уже другая история.


Добавить комментарий

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый гость,
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться на сайте
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.