"Менестрель"

автор: Цветков А.А.

                             «МЕНЕСТРЕЛЬ»

-Хватайте всё, что гвоздем не прибито! Быстро, быстро! Женщин и детей в кандалы, шевелись, жирдяй!

-Но у нас нет кандалов!

-Заткнись и не мешай командовать! Тащи веревки!

-А кто тебя назначил главным в рейде?

-Мамаша твоя назначила!

-Ты у меня договоришься!

-А ну заткнулись оба!

-Кто там тявкает?...ой, Слепец…я…это…парней разогревал, вот!

-С тобой у меня будет отдельный разговор.

Полноватый мужчина, одетый в шкуру волка, правда полинявшую, и дорогие штаны, хоть и из мешковины, властным голосом разогнал двух сорившихся парней. Буквально через пару секунд они уже были в строю. Если эту кучку бандитов можно так назвать. Но кто же они?

 Рейдеры, бандиты, мародеры, называйте, как хотите. Суть одна; они грабят, жгут и убивают. Эта банда называет себя «Грозой Равнин», хотя это, конечно, далеко не так. На деле же это мелкая группировка неудачников, которых выгнали либо не приняли в другие банды. Из десяти рейдов у этих удачен лишь один, да и то, если повезет. «Заправляет» этой шайкой бандит со страшным шрамом на лице, проходящем от скул до бровей левого глаза, задевая сам глаз. Потому его и зовут Слепец- он слеп на один глаз. Всем он рассказывал, как получил этот «Трофей» в славной битве со знатным рыцарем, имя которого он «к сожалению, забыл». Но мало кто знает, что на самом деле он получил этот шрам, когда крайне неудачно наступил на грабли, в которые он утром учился забивать гвозди. Но сейчас не об этом.

Так вот, хоть шайка эта и состояла из неудачников, сегодня им крупно повезло. В этот день рыба из ближайшей реки идет на нерест, так что почти все мужчины отправились помогать рыбакам, оставив деревню почти без защиты. И хоть у разбойников и были вместо мечей тяжелые тупые и ржавые куски железа, которые когда-то были прекрасным оружием, несколько человек не могли защитить всю деревню. Поэтому мародеры быстро, но не без потерь, справились с защитниками поселения и уже во всю грабят дома. Всех местных жителей согнали у северных ворот, где им связали руки веревкой (на кандалы с цепями у захватчиков не хватило денег), и соединили, образовав конвой пленных.

-Шеф! ,-завопил худощавый,- Тут в одном доме забаррикадировались!  Нам как, факелы готовить?

-Нет! Жди меня, сейчас разберусь.

Слепец подошел к небольшому деревянному домишке, вокруг которого собралась пара разбойников. Двери и окна были подперты мебелью изнутри. Оттуда доносился плач. Он постучал в окно, за которым виднелась спинка шкафа.

-Я хочу лишь поговорить,- прокричал он, но реакции не последовало.

-Выбора у вас особо нет! Или вы сдаетесь нам, или сгораете заживо. Выбор за вами, даю минуту.

Спустя четверть минуты послышалось движение. Шкаф тяжело заскрипел. Медленно открылась дверь. За ней показался маленький мальчик, лет десяти, не больше. В углу комнаты сжались заплаканные девочки, его сестры.

-Берите меня,- сказал он тонким голоском,- но не трогайте их!

Лица бандитов охватила самодовольная ухмылка.

-Что думаешь, босс?

Но слепец молчал. Глаза его остекленели. Лицо побледнело.

-Бос?

-Уходим,- тихо произнес он.

-Но… что? Он, конечно, не атлет, но на лесопилку его продать можно!

-Я сказал-уходим,- слегка повысил голос он.

-Шеф, с вами все хорошо?

-Отпустить всех детей его возраста. И беременных женщин.

-Да что с вами произошло?!

Резким движением Слепец вынул из ножен меч и приставил к горлу хилого.

-Еще слово, и я познакомлю тебя со своей семьей!

-Тихо-тихо, ладно! Уходим!

                                              ***

-Пшли! ,-скомандовал Слепец, и колонна двинулась.

-Эй, босс, -спросил тот худощавый парень, который участвовал в соре,- а с этими что делать? ,- он указал на пленных.

-Женщин и девиц бордели с руками у нас оторвут! А подростков с радостью возьмут на каменоломни.

Услышав это, колонна остановилась. Люди перешептывались.

- А ну, цыц! –вновь скомандовал Слепец,- Так, ты, ты и ты! Поторапливайте шеренгу! В путь! До сладкого звона золотишка осталась пара дней!

И живая цепочка, поторапливаемая бандитами, двинулась в путь.

                                         ***

Медленно приближался вечер. Уставшая, почти изнеможённая колонна из деревенских жителей и бандитов двигалась по небольшому ущелью. Люди падали. Многие уже не держались на ногах. То же касалось и разбойников.

-Шеф,- заголосил худощавый,- давай перевал! А не то уже некого будет сдавать на каменоломни и в бордели!

  Почесав затылок и смачно харкнув, Слепец согласился.

С приближением ночи лагерь затихал. Распределив дозорных по часам, Слепец собрал свою шайку.

-Значится так,- начал он,- завтра дойдем до конца ущелья, оттуда будет два пути: через Поющие Леса (услышав это, люди вздрогнули) и через Долину Вереска, в обход. Думаю, вы догадались, как ляжет наш путь?

-Вот и славно! ,-воскликнули в толпе,- давно я вереска не видел.

-Нет же, кретин! Мы идем через Поющие Леса!

Казалось, люди не дышали. Если бы Слепец не знал, что они живы, то точно принял бы за мертвецов.

-Чего это вы, боитесь? В штанишки напрудили?

-Н-но ш-шеф,- заикаясь спросил худощавый,- вы ведь знаете о Менестреле? Никому еще не удавалось пройти через Поющие Леса живым!

-Так, решаю здесь я! Еды не хватит на путь через Долину Вереска. А кто боится –может проваливать! Но учтите, добычи он не получит!

-Капитан…

-Разговор окончен!

 

Слепец плутал по лагерю в сторону своей палатки. Полная луна бросала тусклый свет на окрестности, придавая вид черно-белого кино, одинокий ветер шелестел листвой редких кустарников. Идиллию романтика нарушал лишь храп мародеров. Горели редкие костры.

 У одного из таких сидела группа часовых. Они тихо перешептывались, разглядывая окрестности. Слепец явился неожиданно для них, словно тень из мрака. При виде его часовые вздрогнули.

-Э, шеф…А вы чего не спите?

-Вечерний обход.

-Так никогда ж такого не было.

-Теперь будет. Но есть вопрос поважнее. Какого черта вы ошиваетесь здесь, а не на своих постах?

-Да мы это…Ну короче…Шлем мой забыли, вот! А теперь нашли и возвращаемся на посты. Правда ведь? ,- спросил он у остальных. Они ответили одобрительным бормотанием.

-Посты не покидать до конца смены. И смотрите мне, не спать!

-Да, шеф, конечно, шеф!

Только он собрался уходить, как вдруг заметил женщину среди палаток.

-А это еще кто?

-А? Кто? ,- часовой явно не понимал о ком речь.

-Та девушка. Вон, к палатке прижалась!

-Ну пленная, вроде.

-Пленная? Хорошо, тогда какого рожна она здесь, а не с остальными?! Как же вы это не уследили?

-Нет,- взвыла она,- прошу, отпустите меня! Я жду ребенка, но ему не выжить в таких местах!

-Что вы сказали? Беременная, значит? ,-он повернулся к часовым,-  Что я вам, остолопам, говорил на счет беременных женщин?!,- уже не сдерживая гнев орал он на часовых, которые очень неудачно «забыли шлем»,-Брать их в плен? Скидывать к остальным?

-Шеф, да мы только ее и взяли! Ну подумаешь, великое дело, беременная рабыня! Зато какая выгода! За женщин и так хорошо платят, а эту так вообще с руками оторвут! Знаю                я одно племя которому срочно нужно популяцию восстановить…

За такие гениальные рассуждения наемник получил звонкую пощёчину.

-Ты что удумал, холоп?! ,- взорвался Слепец,- Перечить мне?!! Я твой чертов командир и я не прощаю непослушания! Если в ближайший час эта женщина не покинет лагерь с рюкзаком провизии, вы все будете сурово наказаны!

Он развернулся и собрался было уходить, как вспомнил:

-Да, и еще кое-что. Этой провизией станет ваш завтрак!

 

                                                                        ***                          

 

Лагерь встал с рассветом. Точнее проснулся от мата Слепца. Исчезли три палатки, вместе с людьми и всеми пожитками. Следы вели к выходу из ущелья. Двенадцать человек сбежали, прихватив с собой сколько смогли добычи.

-Трусы! ,-надрывался Слепец,- Бесхребетные молокососы! Чтоб вас стервятники пожрали, чтоб ваши души в аду горели! Я не потерплю дезертирства! Молитесь, чтоб наши пути никогда больше не пересеклись!

Разгневанный, с красным от злости лицом, он обратился к худощавому, который в тот момент, казалось, стал еще меньше:

-Кто посмел от меня сбежать?! Как они столько добычи утащили?! Куда смотрели часовые?!!

-Шеф,- промямлил тихо тот,- дело в том, что…

-Ну?!

-Ну это…

-Говори, японамать!

-Часовые-то и сбежали…

Над лагерем повисло тяжелое молчание. У Слепца задергался глаз. Худощавый парень сжался еще сильнее, прикрыл глаза. Похоже, он молился. Остальные либо попрятались в палатках, либо закопались в песок, либо спрятались за пленными.

-У-у-у-ы-ы-ы-а, да что ж вы за идиоты?!!,- взвыл Слепец. От горя он рвал волосы на голове,- Немедленно снять лагерь и бегом в путь! Задержимся здесь еще на семь минут- полетят головы. Ваши головы!

Движение началось моментально. Менее чем за три минуты лагерь был полностью снят, а люди пустились в путь. Слепец, тем временем, ушел в отрыв. Выбрав единственное хилое деревце, он орал на него не прекращая, и даже ударил его. Но получил в ответ сухой веткой по все еще дергавшемуся правому глазу. Сразу после начал подгонять мародеров.

 

К полудню они уже были у окраины Поющего Леса. Поющим Лесом называют огромный лесной массив, около пятнадцати километров в диаметре. Хотя точно никто не знает его размеров. Живым через него никто не проходил. Самое необычное в этом месте то, что здесь нет ни одного живого растения. Весь Лес усеян рощами деревьев, покрытых толстым слоем камня. Никому не известно, есть ли под этим камнем живое дерево. Пытаясь узнать это, смельчаки сломали с десяток кирок, но не откололи и кусочка. С этим местом связаны множество легенд. Говорят, войдя в него можно услышать музыку флейты. И эта музыка будет последним, что ты услышишь. Флейту можно услышать и на окраине, но обычно после неге следует крик, преисполненный ужаса, а после лишь тишина. Считается, что музыку исполняет Менестрель, ужасное чудище, с огромными когтями, с чьей остротой не сравнится ни одна бритва, страшными крыльями, на которых он в миг может пересечь весь лес и пустыми глазами. Так его описывают деревенские. Однако, есть лишь один мужчина, который видел это существо, и выжил после этого. И он описывает человека, источавшего тьму. «Это был лес, в котором у каждого мертвого дерева, был мертвый человек»,- вспоминал он. Мало кто осмеливается переступить порог этого места. А кто осмелился, тот не вернулся…

Тем не менее, Слепец не верит «во все эти сказки», и не сомневается в том, что спокойно пройдет сквозь лес. Слабоумие и отвага…

На секунду Слепец остановился. Пусть он и выглядел спокойным, глаза его выражали смятение, животрепещущий страх перед могуществом Леса.

 -Что встали, девчули? ,-дрогнувшим голосом произнес он,-Вперед!

Медленно и неуверенно колона двинулась в глубь. Казалось, моментально их накрыла густая и непроглядная тьма. Даже факелы не могли осветить путь дальше, чем на десяток шагов. Огромные ветви, как костлявые руки, заслонили собой солнце. На душе у каждого было тревожно. Единицы из пленников шли абсолютно спокойно, даже удовлетворенно. В Лесу абсолютно тихо. Тревожно тихо. Не было слышно ни щебета птиц, ни хруста веток под ногами. Ни одной живой души. Лес был абсолютно пуст. Лишь ветер пустынно завывал меж каменных ветвей. Люди нервно оглядывались, прислушивались к тишине, боясь услышать музыку. Но каждое дуновение ветра казалось прекрасной нотой. Все знали: услышав настоящую флейту, никто отсюда не выберется.

И случилось то, чего все боялись. Они услышали музыку. Прекрасную флейту, но звучала она так, будто ее впервые взял ребенок. Редко музыкант попадал в ноты, еще реже можно было проследить ритм. Но этого было достаточно. Рейдеры побросали оружие, и разбежались по сторонам. Три дюжины сжались в огромный ёж, выставив наружу мечи и копья. Пленные моментально присели на корточки, прикрыв головы руками. Однако, из шести десятков лишь восемь человек остались стоять на месте. Они молча слушали музыку, на лицах их застыло недоумение, перемешавшееся с неприязнью. Их охрана разбежалась кто-куда, выронив клинки. Кто-то из толпы смог дотянуться до короткого кинжала. Мгновенно раздался звук разрезаемой веревки. Однако, нож оказался туповат, как, впрочем, и все оружие мародеров. Откуда-то из сердца ежа донесся писклявый голос Слепца:

-Стоять! Держать строй! Не смейте бежать!

Но, что не удивительно, никто не остановился. Как раз наоборот, те, кто нес за спиной в мешках нажитое в деревне добро, ускорили шаг. Раздался треск разрываемой веревки. Пленные скинули оковы, и ринулись в разные стороны. Тем не менее, всё те же восемь человек остались на месте. Они, кажется, и не собирались никуда бежать, несмотря на то, что их уже ничего не сдерживало.

Один из мародеров, убегая, врезался головой в каменистый покров одного из древ. Лес оглушил глубокий низкий, словно колокольный, звон. Движение мгновенно остановилось. Люди замерли. С минуту никто не шевелился.

-Ты! Иди и ударь по дереву,- сказал Слепец одному из рейдеров, что встали в круг.

-Я? Почему я?

-Иди, кому сказал!

Робкая фигура отделилась от строя. Держа обеими руками меч, молодой парень на скрюченных ножках приблизился к дереву. Он со всего размаху ударил по каменной коре своим оружием, при этом сломав его на множество частей. И вновь раздался глубокий звон.

-Они полые внутри! ,-воскликнул Слепец,- Все это время музыкантом был не этот ваш Менестрель, а сам Лес! Так, все быстро в строй, боятся больше нечего!

Однако, вернулась малая часть отряда- лишь те, кто не успел ухватить добычу у других, привели с собой сбежавших пленных, сколько смогли поймать, надеясь так заслужить прощения. Но большая часть удрала.

Бандиты вновь медленно собирались в строй, связывали пленных. От строя откололся один разбойник. Он аккуратно двигался в сторону тела, лежащего на земле. Он все звал его по имени, говорил, что можно уже вставать, что это была ложная тревога. Неожиданно он остановился и замолчал. Ноги его подкосились, и парень упал замертво.

Зазвучала флейта. Однако в этот раз, это была чистая, прекрасная мелодия. Но не все могли оценить ее по достоинству. Люди побледнели. Еще один упал. И еще двое. Слепец чертыхнулся.

-Бегите, идиоты!

Люди ломанулись в глубь леса. Еще трое упали замертво- один разбойник и двое деревенских. Они бежали около получаса, пока совсем не выдохлись.

-Он отстал? ,- пыхтя спросил Слепец.

-Нигде его не вижу! –отчитался один

-А что это было?

-Кто-нибудь видел, как оно выглядит?

  -Это монстр! Он летает на крыльях ночи! –завопил парень, который сломал оружие о древо.

-Тихо, Стив!

-Он нас всех покарает! Нам не выбраться отсюда! Мы все тут и сгинем! ,- не унимался он.

-Так,- заключил Слепец,- у него едет крыша. Ребята, держи его! Вяжи к тому дереву! А потом идем дальше!

-Шеф, мы устали.

-Ничего, не умрете,- Усмехнулся он иронично.

-Мы долго не продержимся. Метров десять от силы.

-Вы серьезно такие слабаки?

-Если угодно-да! Только дайте отдохнуть!

-Боже… ладно, разбиваем лагерь! Ищите хворост.

-Но шеф… здесь же нет деревьев! В смысле живых, настоящих. Да тут вообще ничего живого нет!

-И нас тоже в живых скоро не будет!!! ,- завопил Стив.

-Заткните ему рот кляпом!

- У нас нет лишней веревки!

В ответ Слепец снял ботинок и протянул свой пропотевший (и, похоже, поросший плесенью) носок, указывая на бедолагу.

-А это не слишком? - боясь коснуться носка, сказал хилый.

 -Нет! Я буду молчать, клянусь! – проорал Стив.

-Так, о чем это я…,- задумался Слепец, надевая ботинок,- ах, да. Если хвороста не найдете, используйте запасы дров. Их там на пару дней хватит.

-Так, это, удрали наши запасы. Только вон, три мешка осталось.

-Господи, что же вы за… на сколько оставшихся дров хватит?

- Если постоянно поддерживать огонь, то на ночь, не больше.

-Эх, разжигай. Всем построиться! По порядку рассчитайсь!

Лагерь был развернут менее, чем через полчаса. По итогам расчета: осталось семнадцать относительно вменяемых мародеров (плюс Стив) и двенадцать пленных. Слепец решил, что нормально спать в эту ночь никто не будет. Он распределил часовых на две смены. А сам ушел на боковую, припрятав под подушкой кинжал. Спать он, скорее всего, не будет.

 

                                       ***

Лагерь встал с рассветом. Точнее проснулся от… нет, не от петухов, а от мата Слепца. Так и привыкнуть не долго. В этот раз это был панический мат. По прошедши трех минут к голосу слепца присоединились еще пятнадцать голосов. Причина их паники находилась около дерева, к которому был привязан Стив. Точнее, этой причиной был сам Стив. Он был мертв. Перерезана шея, из сердца торчала рукоять кинжала. А на земле его же кровью было что-то написано. Жаль, что читать никто не умел. От надписи отходили десятки линий во все стороны. Эти линии были связанны. Связанны с другими такими же бедолагами. Их были сотни, и чем ближе к сердцу леса, тем их больше. И там были не только бандиты и мародеры, рядом виднелись несколько тел крестьян, при чем совсем свежих. «Это был лес, в котором у каждого мертвого дерева был мертвый человек...» И у каждой жертвы была одна и та же надпись.

-Нам крышка,- заключил хилый.

-Чую заварушку,- дополнил Слепец.

-Да как вы можете быть такими спокойными?!,- взревели люди,- Наша смерть совсем близко, смотрит на нас с верхушки одного из древ, а вы так безмятежно болтаете!

-А чего нам боятся, если кончина неизбежна? Лучше подготовимся к бою, потанцуем с ним напоследок!

-Ты с ним драться собрался? Сотни дураков уже вызывали его на бой, и где они теперь? Да вон, один из них под деревом лежит, с головой в ногах. А вон еще один, без руки. Ты еще не понял, драться бесполезно, нам всем…

За его словами последовала громкая пощёчина. Парень перестал паниковать, получив успокоительное.

-А ну не ныть! Можешь вести себя как мужчина, хоть в последние часы своей жизни! Вы чего тут нюни распустили,- обратился он ко всему отряду,- вы знали, на что шли, когда входили в этот Лес. И знали, чем это может кончиться. И, раз уж нам не выжить, так встретим смерть как подобает настоящим мужчинам! Сегодня мы дадим этой твари бой! Точите клики, благо камней тут полон лес. Раздать лишнее оружие пленным- помирать так вместе!

-Мы не будем драться,- вдруг заговорили доселе молчавшие пленные.

-Как это,- удивился Слепец,- испугались? Или не умеете?

-Нам это незачем. Мы уйдем живыми.

-С чего это вдруг?

-Он нам сказал.

-Кто он? Конкретней говори!

-Менестрель.

-Когда это было?

-Сегодня ночью.

-Ну-ка поведай нам эту историю, да со всеми подробностями.

Плененный мужчина, садясь и почесывая щетину, начал свой рассказ:

-Сегодня ночью, на смене караула, мы услышали тихую музыку. Он сидел на ветке дерева, что была над нами. Едва мы заметили его, как он сиганул с ветки вниз».

-С высокой ветки? Ничего не сломав? Вы здесь грибы нашли?

-Да, с высокой ветки, мягко приземлился. Но он не падал, он парил!

-Точно грибы нашли…

-Он парил на тенях! А когда он приземлился, заговорил с нами! Это не монстр, это человек! Мужчина, но лицо его скрыто за маской. Он говорил, что этот лес-священное место! И что любой грешник, ступивший на эту землю, обязан заплатить за свои грехи кровью! Мы непорочны, поэтому нас он трогать не станет, а вот вам повезло меньше.

-Если он вас не убьет,- раздался голос из толпы,- значит вас порешаем мы!

Толпа взревела возгласами одобрения. Крестьяне сжались, мужчины закрыли грудью женщин. Мародеры достали из ножен оружие.

-Нет! ,- крикнул Слепец, извлекая свой меч и вставая перед пленными,- Не смейте их тронуть! Лишний грех вам не нужен.

-Да какая разница? Нам в любом случае хана, а так хоть с бабами напоследок развлечемся.

-Стоять! Вы всю жизнь только тем и занимались, что «с бабами развлекались». Хватит! Время исповеди пришло.

-Исповедь жизни не спасает!

-Он прав! ,- завопил хилый,- Черт, я так больше не могу! Я думал, это мое последнее дело! Хотел собрать деньги, да маменьке на лечение! А сам в стражу!

-Заткнись, Уил. Кому какое до тебя дело?

-Я всю жизнь был слабым…,- продолжал Уильям,- Но я устал. Мне надоело! Я не хочу, чтобы меня запомнили, как бесчестного ублюдка!

-Угомоните его уже!,- все тот же мародер махнул рукой.

-Тронете его- будете иметь дело со мной!,- загородил хилого Слепец.

-Не глупи, Слепец, нас четырнадцать, вас двое. Отойди в сторонку, и мы оставим тебя в живых.

-Хрен тебе, а не веселье с бабами!

-С чего вдруг? Чем это ты лучше нас? Да и какое тебе до них дело?

-Я обрел состраданием.

-Ха! Не ври! Ты точно также как и мы грабил и убивал!

-Не перед тобой мне каяться, щенок!

-Ты в этом уверен?

-Пора бы совершить хоть один правильный поступок. Пусть и последний.

-Что ж, ты сам захотел… парни, в атаку!

-Держитесь позади! ,-крикнул он крестьянам,- Оголяй оружие, сынок,-кинул он хилому ножны.

Люди все приближались. Напряжение нарастало. Да, возможно Слепец единственный, кто умел драться, но против толпы его навыки бесполезны. Заиграла музыка. Флейта, вновь. Неожиданно один из атакующих упал замертво, а за ним второй. Откуда-то сверху спикировала мужская фигура, сверкая клинком. Он остановился возле Слепца, встав рядом с ним. Среднего роста, с волосами цвета пепла, что выглядывают из глубоко натянутого черного кожаного капюшона. Одет он был в такой же черный плащ, и мешковатую одежду, цвета древесного угля.  Сам Менестрель вступил в схватку.

-В-вас т-т-трое, н-нас…,-он разбойник оглянулся,-Нас много!

-Он один стоит тысячи! ,- раздался голос девушки.

-Вы хотите исповедаться перед встречи с небесами? ,- спросил Менестрель. Голос его был низок.

Ответом ему был отважный плевок под ноги от одного из бандитов.

-Ваше право,- вновь сверкнуло острие меча.

И разразилась битва. Моментально полетели головы. Слепец сражался сразу с тремя, Менестрель- с восемью, а Стив вышел один на один с тем бунтовщиком, и почти сразу упал замертво. Загадочный Менестрель и отважный Слепец ловко орудовали полуторными клинками, оба мастерски отражали атаки. Но было что-то странное в Менестреле, что-то нечеловеческое. Он двигался очень быстро и изящно, не теряя координации. Он словно танцевал со смертью, паря над землей. Клинок его легко разрезал все, будь то плоть или метал. И это неземная грация поражала, трепетала сердца.

Слепец отражал удары один за другим. Ловкий поворот, выпад и вот уже один из его противников упал. Тем временем Менестрель сразил троих парой ударов. И исчез. Просто исчез, растворился в тенях деревьев. И снова ворвался в битву. Его кинжалы сверкали меж бойцами, как молнии в грозу. Мечи, несущие смерть простым людям, не могли даже ранить его. Они просто проходили насквозь. С каждой секундой бандиты отступали все дальше и дальше, бежали прочь, спасались от своей погибели.

Раздался стон Слепца. Он видел, что его противник делал замах рукой, но не успел отразить удар. Его ранили в бедро. Следующий замах… и клинок врага распадается на кусочки, а сам враг падет обезглавленный.

-Беги! ,- кричит ему Менестрель.

Слепец, как мог, старался отползти с поля боя. Он прижался к ближайшему дереву, не отпуская клинок. А «Музыкант Мертвого Леса» взял на себя оставшихся бойцов. Неожиданно явилась еще одна фигура, полностью облаченная в мешковатую одежду. И все бы нечего, но стоило раненному слепцу увидеть ее глаза…Эти холодные фиолетовые глаза, словно два догоравших уголька души таились за плотной маской. Он…Оно дралось со все той же грацией, что и Менестрель, под его молниеносным клинком звенела сталь. Прошло меньше минуты, как все противники пали замертво под натиском Менестреля и этого существа.

Бой был окончен. Еще одна победа. Менестрель, оттирая клинок от крови, подошел к Слепцу, лежавшему под деревом и истекавшему кровью. Он молча смотрел тому в глаза. Тень исчезла.

-Ну что? ,- спросил Слепец,- убьешь меня как их?

Менестрель хранил молчание.

- Чего ты ждешь? Вот я, давай.

Казалось, он говорил сам с собой.

-Знаешь, тяжело вести диалог в одиночку.

-Как тебя зовут, воин?

-Это имеет значение? Смерти важно мое имя? Не думаю.

-Как тебя зовут? ,- повторил тот.

-Слепец. Мое имя Слепец.

-Откуда ты родом?

-Нет у меня дома. Сожгли его еще много лет назад.

-Где твоя семья?

-Они…Остались дома.

-Что привело тебя в это место?

-Слушай, давай ты просто покончишь со мной и все? ,- он закашлялся,- К чему все это?

-Ты искупил свои грехи, Слепец. Ты достоин настоящих похорон.

-Похорон? Что ж, это честь для меня. Но с чего вдруг?

-Лишь достойнейший готов ценой жизни спасти невинных. Это поступок настоящего человека.

-Достойнейший…,- он поморщился,- так меня еще никогда не называли. Я…А-а-а! ,- он застонал от боли, его рана на бедре еще сильнее открылась,- Похоже, моя песенка спета. Не думал… что погибну от руки…уф… своих парней.

Воцарилось молчание.

-Парень?

-Да, Слепец?

-Что будет с ними? ,- он указал на крестьян.

-Если они захотят, я позволю им остаться здесь. Лес возрождается, Слепец, и скоро ты станешь его частью.

-Не хочу знать, что это значит… а если они откажутся?

-Они невинны. Если они откажутся от этой чести, я помогу им найти путь домой.

- Хорошо,- прошептал он,-хорошо…

Вновь воцарилось молчание.

-Ответь на мой вопрос, Слепец. Что бы ты делал, если бы тебе дали второй шанс?

-Я… исправил бы все. Вот только…ах…чудес не бывает.

-Да, герои всегда трагично погибают…Но это не та история.

Менестрель снял перчатки, зачерпнул из мешочка на поясе какой-то каши. А после стал растирать руки, шепча слова, которые ни один человек не разберет. Спустя пару мгновений его ладонь засияла четко выраженной совой. Такого Слепец никогда еще не видал. Менестрель приложил ладонь к его ране, нахмурился, тяжко задышал. Прошла минута, не более, как рана Слепца затянулась, оставив длинный шрам. Слепец перекрестился. «Чародей! Магия!»,- шептал он.

-Ты сейчас главное не вставай. Сращивание разбитой в дребезги кости- дело сложное. Судьба дала тебе второй шанс. Воспользуйся им с умом. А пока,- он протянул исцеленному мешочек с дурно пахнущей кашей,-поешь немного.

-Это еще что? Зелье в порошке?

-Нет, просто чертовски питательная каша. Ты свободен, Слепец. И ты- второй, кто выйдет из этого леса живым за последний век.

Воцарилось долгое молчание. Пока Менестрель разговаривал с освобожденными людьми, Слепец изумленно рассматривал тонкую линию шрама, оставшуюся после, казалось бы, смертельного ранения.

-Но если…Если я захочу остаться? ,- сказал он после долгого раздумья.

-Что? ,-удивился тот.

-Я говорил, что попробую все исправить. Это,- он указал на деревенских,- мой шанс. Я буду защищать их и подобных им от таких, как я.

-Что ж…,- он был явно удивлен,- впервые слышу столь глупую просьбу. Но… это твоя судьба. Не мне тебя останавливать. Добро пожаловать в семью, Мудрец. И спасибо за возрождение дома.

-Кто? За что?

-Забудь…

Воцарилось неловкое молчание.  Менестрель принялся приматывать тела к стволам окаменевших древ, расписывать землю у них. Каждый раз он чертил одни и те же символы. И каждый раз Слепец задавался вопросом, что же они значат? Но вот он набрался смелости и задал этот мучавший его вопрос. Ответ Менестреля его поразил. «Лишь кровью искупил он свой грех»,- ответил тот. И вновь подкралась тишина. Напряжение висело бы и дальше, если бы не одно но…

 Менестрель вдруг насторожился, выронил клинок. Приказав всем сидеть тихо, он скользнул в тень. И моментально оказался на одной из могучих каменных ветвей. Он долго всматривался во тьму. Пока наконец не выдохнул спокойно и не спустился вновь на землю. Буквально через минуту в дали появился белый силуэт. А спустя еще минуту он принял очертания зверя. Слепца настораживало спокойствие, и даже некая радость, Менестреля.

Наконец, к ним подбежала снежно-белая волчица. В пасти она несла что-то, завернутое в дорожный плащ. Менестрель встретил волчицу объятиями: «Иллидарис! Не ждал тебя!». Но тут же он насторожился: «Где Влад? Вы же неразлучны». Она положила сверток у его ног.

- Гаррус! Надежда еще есть! Он нашел тот самый клинок!

-Быть того не может! ,-Он раскрыл сверток и ужаснулся,- Невероятно! Хвала богам, он нашел его! ,- там лежал старый запыленный угольно-черный кинжал. От его рукояти и до самой сердцевины тянулся светящийся след. Вроде ничего необычного в этом клинке не было, но Гаррус смотрел на него как на реликвию,- Это значит, что…Надежда есть? Дом возродится?

-Он сказал, что нам предстоит долгий и тернистый путь. Но я буду надеяться на счастливый конец. А это еще кто?

-Я Слепец. А вы Иллидарис?

Оба изумленно посмотрели на него. В их глазах читалось нескрываемое любопытство и великое счастье.

-Ты…Ты что, слышишь ее?

И только сейчас до него дошло. Он же все это время слышал разговор Гарруса и Волчицы. Волчица же не способна разговаривать на Общем языке! Они говорили мысленно! А он это слышал. И это, похоже, поразило их.

-А не должен? ,-робея спросил он.

-Иль,- Гаррус обратился к волчице,- он-смертный, что сошел с темной дорожки и встал на путь истины. На наш общий путь. Жертвуя собой он защищал невинных. Ты ведь понимаешь, что это значит?

-Не уж то ли Предвестник?

-Именно! И наш первый ученик! За столько лет неведения у нас появился шанс на возрождение!

-Возрождение чего? ,- все никак Слепец не мог понять суть разговора.

-Друг мой,- обратился к нему Гаррус,- Сегодня-самый счастливый день в моей жизни! Ты-наша надежда! Итак, помнишь ты говорил, что желаешь защищать слабый, бороться с несправедливостью и разбоями, спасать невинные жизни?

-Я говорил только о защите слабых…

-Ты готов исполнить свою клятву? Готов изменить мир?

-Я…Да, я готов.

-Хорошо! Но, чтобы изменить мир, ты сначала должен изменить себя,- он сжал в руке тот клинок,- Ты готов к этому?

-Умирать я не согласен.

-Умри, чтобы жить, как рождались все мои наставники.

-То есть, ты просто хочешь меня прикончить?

-С этого дня ты называешь меня только «Учитель». Ясно?

-Гаррус, какого черта?

Рывком Он вонзил в грудь Слепца кинжал. Но Слепец не почувствовал жгучей боли. Лишь холод стали. И что-то еще. Что-то неизвестное, но столь теплое, столь манящее…

Менестрель вытащил клинок. Лезвие мягко вышло, не оставив и пореза. Даже капля крови не проступила! Но рубашка была испорчена.

-Боги! ,- услышал Слепец, теряя сознание,- Это правда он!

-Спи, Слепец. Теперь ты обрел дом…                             


Добавить комментарий

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый гость,
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться на сайте
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.