Кукловод

автор: Artemmm

Как Вам рассказ?

Отлично
Хорошо
Так себе
Плохо

 

Кукловод

1

Когда меня только перевели в Сакраменто, я был несказанно рад. После холодного штата Мэн, солнечная Калифорния казалась мне раем. Но уже через месяц я понял, что радость моя была преждевременной. Здешняя жара действовала на меня крайне угнетающе. Из-за нее, я просто не мог сосредоточиться, что в свою очередь сказывалось на моей работоспособности. Знаменитый итальянский ученый Чезаре Ломброзо в своей книге «Гениальность и помешательство» весьма красноречиво и обстоятельно доказывал, что жара благотворно воздействует на разум гениальных личностей, и приводил тому целый ряд примеров. Согласно его исследованию, многие выдающиеся ученые и писатели делали открытия и творили шедевры именно в жару. Однако я никак не подтверждал эти выводы свои примером. А ведь именно этим словом, «гениальный», охарактеризовал меня бывший начальник, рекомендуя начальнику калифорнийского управления полиции Глену Томсону. Так что поначалу, Томсон смотрел на меня глазами человека, который купил кота в мешке.

- Майк, - сказал он мне после первого месяца моей работы под его началом, - я понимаю, что у тебя сейчас сложный период. Своего рода акклиматизация, как в прямом, так и в переносном смысле. Новое место, новые порядки, новые люди. Требуется время, чтобы ко всему этому привыкнуть. Заурядный человек полностью адаптируется к новой обстановке за пару-тройку месяцев. Но «гениальному» копу, как тебя охарактеризовал мой друг и твой бывший начальник Рональд Бейкер, должно хватить и месяца. Понимаешь, к чему я веду сынок?

- Да, сэр. – ответил я. – Я вас больше не разочарую.

- В тебе я разочароваться не могу, потому что я тобой еще не очарован. – с улыбкой ответил глава полиции. – Но я могу разочароваться в Рональде Бейкере.

Выстрел попал точно в цель. Когда я уезжал из Мэна, Бейкер предупредил меня, что Глен Томсон очень хитер. Конечно, к своим шестидесяти годам он растерял часть своих приемов, но умение манипулировать людьми было у него в крови. Когда я впервые с ним встретился, то понял, что этот человек хитер как лиса. Общаясь со мной, он был самой любезностью, его приветственные слова о полицейском братстве и единстве запали мне в душу. Но стоило в его кабинете появиться детективу из отдела краж, сообщившего Томсону о провале одной операции, как этот лысый толстячок невысокого роста мгновенно преобразился. От былого расположения и радушия не осталось и следа. Нет-нет, он не кричал, не сыпал проклятьями, лишь теплота в его взгляде в один миг сменилась холодом, которого я не мог себе представить, даже живя в Мэне.

- Это еще не провал. – ответил Томсон вошедшему. – Пока это лишь треск половиц под твоими ногами. Но, если подобное повторится еще раз, ты действительно провалишься. На первый этаж. – добавил он после короткой паузы.

Учитывая, что на первом этаже управления сидели рядовые патрульные, этот намек прозвучал вполне определенно.

После того разговора прошло две недели и многое изменилось с тех пор. Теперь я уже не был тем наивным парнем, который воспринимал похлопывания по плечу от Томсона как знак особого расположения. Я также хорошо усвоил, что в случае с ним интонация зачастую имеет, куда большее значение, чем сами слова. Но, надо сказать, что на новом месте работы Томсон был единственной неприятностью. Команда, частью которой я теперь стал, встретила меня весьма радушно. Я с легкостью влился в привычный здесь ритм работы. И, прежде всего, благодаря этим парням, которые, несмотря на разные характеры, прекрасно понимали друг друга. Именно благодаря этой парадоксальной слаженности, нам удалось всего за неделю поймать наемного убийцу, убравшего главу антимонопольной службы. Дело получило широкую огласку и общественный резонанс. Томсон собрал пресс-конференцию, на которой устроил целое шоу. Всего за каких-то полчаса он произнес перед журналистами больше хвалебных слов в адрес сотрудников полиции, чем сами они от него слышали за последние два года. По крайней мере, так мне сказал Джонсон.

Из всех детективов отдела убийств, Стив Джонсон был самым бесшабашным. Он запросто мог ударить подозреваемого, или снять задержанную проститутку прямо в здании управления. Из полиции его до сих пор не выгнали только потому, что его отец заседал в сенате. Впрочем, по словам Куна, за последние полтора года Стив стал гораздо сдержаннее.

Майкл Кун. Отличный коп. Его отец, родом из Китая, владел ресторанчиком в чайнатауне. Майкл, в противовес Стиву, был самым спокойным и рассудительным из нас. Стив приписывал спокойствие и самообладание Куна его китайским корням. И, судя по всему, считал его, чуть ли ни прямым потомком Конфуция. А вот Мэтт Стюарт считал, что спокойный характер Майкла является следствием сильнейшей психологической травмы, перенесенной им в возрасте семи лет. А именно, гибели матери от рук уличного воришки. Этому же обстоятельству Мэтт приписывал и руководящую роль в выборе Майклом профессии.

Мэтью Стюарт. Пожалуй, самый гениальный и странный из нас. Впрочем, я всегда ставил знак равенства между этими определениями. У Мэтта был диплом магистра Гарварда по психологии и психоанализу. Его основной обязанностью было составление психологических портретов преступников и анализ поведения. Мэтт всегда очень точно составлял профиль убийцы и ошибался крайне редко. Он был просто незаменим в тех случаях, когда мотив убийства не лежал на поверхности. Это был вынужден признать даже Донован, который всегда считал Стюарта дилетантом, по сравнению с собой.

Курт Донован. Наш «туз в рукаве» и самый агрессивный детектив из всей команды. За его плечами был богатейший опыт работы «под прикрытием». Он настолько хорошо вживался в роль преступника, что даже видавшие виды гангстеры не сразу могли распознать в нем копа. Будь Курт актером, он стал бы пожизненным номинантом на премию «Оскар».

Таким составом мы и явились в кабинет босса в восемь утра в четверг. Томсон пристально посмотрел на нас, после чего на его губах появилась улыбка.

- Прекрасная команда. Да и ты, Робинсон, отлично в нее вписался. – сказал он, обращаясь ко мне. – Пожалуй, я сегодня позвоню Рональду Бейкеру и поблагодарю его за такого ценного сотрудника.

Еще одна косточка, которая, по его мнению, должна была заставить меня лучше служить.

- Спасибо, сэр. – коротко ответил я.

- Вы славно потрудились на прошлой неделе. – обратился он теперь уже ко всем. – Поимка профессионального киллера в очередной раз показала общественности, что деньги налогоплательщиков расходуются не впустую.

- Это вам мэр сказал? – иронично поинтересовался Стив Джонсон, воспользовавшись минутным молчанием.

Учитывая, что Глен Томсон был другом Роберта Холингдейла, мэра города, вопрос Джонсона прозвучал как откровенная издевка. Сам факт дружбы мэра и начальника полиции ни для кого не был секретом. Точно так же, как и то, что Томсон сел в кресло начальника полиции по воле мэра Холингдейла. Да и вообще, Томсон больше походил на вассала Холнгдейла, нежели на его друга. И та интонация, которой Джонсон задал свой вопрос, намекала на это обстоятельство. Задай подобный вопрос любой другой детектив, он бы уже паковал свои вещи. Но отец-сенатор был гораздо более весомым аргументом, чем друг-мэр. Надо отдать должное Томсону, он ничем не выдал своего гнева.

- Джонсон, - спокойно ответил босс, - Барбара Лисбон из отдела нравов сообщила мне, что вчера вечером было обнаружено тело женщины на двадцать пятой авеню. Я пообещал, что детективы отдела убийств займутся расследованием этого случая. Это дело поручается тебе.

- Двадцать пятая авеню?! – воскликнул Стив. – Это же негритянский квартал.

- Сын сенатора Джонсона предвзято относится к афроамериканцам? – наигранно удивленно произнес Томсон.

При этих словах Курт Донован чудом сдержал смешок, который чуть не вырвался у него.

- Нет, сэр, - ответил Джонсон, буравя босса взглядом, - я займусь этим делом.

- Вот и отлично. – резюмировал начальник, снимая телефонную трубку, - Барбара зайди ко мне.

На две минуты в кабинете воцарилось молчание. Глен Томсон погрузился в чтение свежего номера Вашингтон пост, а мы стали разглядывать пол и потолок его кабинета. Наконец, дверь распахнулась и в кабинет вошла Барбара Лисбон. Полицейская форма была ей к лицу. С того дня, как я впервые увидел эту женщину, в моей голове периодически возникал вопрос: «Что делает в полиции женщина, которой место на обложке Vogue?» Как-то раз я поинтересовался об этом у Майкла Куна, и он меня просветил. Отец Барбары работал в отделе по контролю за оборотом наркотиков. Во время облавы на очередной притон, его застрелил наркодилер. Тогда-то пятнадцатилетняя Барбара твердо для себя решила, что пойдет по стопам отца и будет служить в полиции. Вот так мир моды лишился, возможно, одной из самых ярких своих звезд.

Стройная высокая брюнетка с волосами всегда собранными в хвост, моментально привлекла к себе наше внимание.

- Офицер Лисбон, - официально обратился к ней Томсон, - я нашел вам человека, который будет заниматься расследованием вчерашнего убийства.

Барбара посмотрела на него непонимающим взглядом.

- Ну, то самое убийство на двадцать пятой авеню. – уточнил босс.

- А-а-а, - с улыбкой протянула Барбара, - да-да, мистер Томсон.

- Берите с собой детектива Джонсона и отправляйтесь на место преступления. Детектив Джонсон опросит всех соседей и составит список подозреваемых.

После этих слов Лисбон и Джонсон вышли из кабинета. Это было местью босса. Томсон прекрасно знал о ненависти Стива к грязным кварталам, нелюбви к неграм и его неладах с Барбарой. Одно время Джонсон пытался ухаживать за Лисбон, но, получив, от ворот поворот, казалось, возненавидел объект своего недавнего вожделения. Джонсон не упускал ни одной возможности подколоть Лисбон, и она, в свою очередь, отвечала ему тем же. К тому же, судя по непонимающему взгляду Барбары и последовавшей за этим улыбкой, это дело не сулило Стиву ничего хорошего.

- Теперь, когда мы избавились от этого клоуна, - продолжил Томсон, когда они вышли, - я могу, наконец, вернуться к тому, что хотел сказать. Итак, вы отлично поработали на прошлой неделе. Но пойманный нами наемник может быть не единственным. Предвыборная компания за пост мэра в самом разгаре, и пока мы не вышли на заказчика убийства главы антимонопольной службы, расслабляться нельзя. Как вы знаете, он был одним из кандидатов на пост мэр, а значит, под угрозой могут быть и другие кандидаты. Городские власти очень довольны проделанной нами работой, но вместе с тем возлагают на нас и большие надежды. Оправдаете их, и перед вами откроются новые горизонты. Карьера каждого из вас пойдет в гору.

- С такими речами Томсону впору самому баллотироваться в мэры. = резюмировал Мэтт все услышанное, когда мы вернулись в отдел.

- Да, играть на публику он умеет. – поддакнул ему Донован.

Мы уселись за свои столы, и каждый уткнулся в изучение бумаг.

- Интересно, - нарушил молчание Мэтт, - как быстро Джонсон поймет, что его надули.

- Что ты имеешь в виду? – поинтересовался я.

- Мимику босса и Лисбон. Когда Томсон говорил с ней, то почесал нос. Это верный признак лжи.

- Ты называешь человека лжецом только потому, что он чешет нос? – удивленно спросил я.

- Понимаю, как это звучит, но поверь мне, это так.

- Все вы, психологи, чокнутые. – выпалил Курт Донован. – Я вообще считаю, что понять ход мыслей психа может только тот, кто сам отчасти псих.

- Слава Богу, что я никогда не понимал тебя, Донован. – парировал Мэтт.

- На что ты намекаешь, лабораторная крыса? – заорал Донован.

- Курт, успокойся. – вмешался я. – Ты не в бандитской шайке «под прикрытием», а в полицейском управлении. Веди себя соответственно.

В этот момент он перевел свой разъяренный взгляд на меня.

Майкл Кун, до сих пор молчаливо наблюдавший эту сцену, счел нужным вмешаться в происходящее.

- Он прав, Донован, - сказал Кун, - остынь. Ты наехал на Стюарта и получил отпор. Вы квиты.

Майкл был самым немногословным из нас, и когда он говорил, к нему всегда прислушивались. Так произошло и в этот раз. Курт снова погрузился в изучение документов, лежавших на его столе, и на этом конфликт был исчерпан. Частая работа «под прикрытием» наложила на него огромный отпечаток. Извиняться за свою горячность он не привык.

В десять часов поступила информация о теле, обнаруженном в Карлайл парке. Кун и Донован остались в управлении, чтобы еще раз допросить пойманного наемника, а мы с Мэттом отправились на место преступления. Карлайл парк располагался на окраине города. От Вашингтон стрит, на которой находилось управление, до парка было двадцать минут езды.

Стюарт сел за руль полицейского «тандерберда» и мы отправились на место преступления. По пути мы перекинулись парой слов о произошедшем. Отношение Мэтта к этой ситуации было ироничным. Другого я и не ожидал. Человек с дипломом Гарварда по психологии просто не мог обидеться на своего потенциального пациента.

Мэтт остановил машину у ворот парка.

- Дальше нам не проехать. – сказал он, открывая дверь.

Мы вышли из машины и направились к центру парка по главной аллее. По пути нам встретились трое подростков лет шестнадцати.

- Ученики двадцатой школы. – пояснил Мэтт. – Прогуливают занятия.

Мы дошли  до огромной цветочной клумбы в центре парка и остановились.

- Так, и куда дальше? – спросил я, глядя по сторонам.

- Нам туда.

Мэтт показал на западную часть парка. Вдалеке я увидел желтую ленту. Такими лентами с надписью «не пересекать» отгораживают место преступления, чтобы зеваки не затоптали улики. Хотя здесь она была не нужна. Кроме нас и трех встреченных подростков, в парке больше никого не было. Карлайл парк – самое глухое место в городе. Он идеально подходил для убийства.

Минут пять у нас ушло на дорогу к месту преступления. Мы показали свои значки патрульному офицеру, деловито расхаживавшему из стороны в сторону, и он поднял желтую ленту, пропуская нас. Вокруг тела суетились два криминалиста.

- Смит, Джэк, - обратился к ним Стюарт, - привет. Как дела? Что у вас есть?

Как по команде, они обернулись, и я увидел, что это были близнецы.

Два брюнета среднего роста, лет тридцати – тридцати двух, одетые в одинаковые серые костюмы. Они были похожи как две капли воды.

- Майк, - познакомься, - обратился ко мне Стюарт,- Смит и Джэк Роджерсы. Лучшие криминалисты в городе.

Близнецы пожали нам руки. Кто из них Смит, а кто Джэк, я не имел ни малейшего представления, поэтому решил молчать, дав Мэтту возможность все выяснить.

- На шее убитой отчетливый след от удавки. Думаю, что смерть наступила от удушья. Но более точно смогу сказать лишь после вскрытия. – сказал один из них.

- Тело никто не трогал? – поинтересовался Мэтт, придирчиво осматривая покойницу.

- Нет, - ответил все тот же парень. – Все лежит так, как было, когда мы приехали.

Я стал осматривать место происшествия. Сумочка покойной лежала рядом с телом, судя по одежде, женщина собиралась на свидание. Вечернее платье, дорогой парфюм, прическа. Все в ее внешности говорило о том, что она планировала провести минувшую ночь с мужчиной. Шагах в двадцати от тела я заметил шприц и решил поделиться своими соображениями с Мэттом. Когда Стюарт подошел ко мне, я указал ему на находку.

- Этот шприц валяется здесь не меньше недели, судя по грязи. Не думаю, что его владелец имеет отношение к убийству. – прокомментировал увиденное Стюарт.- Но снять с него отпечатки будет не лишним.

- Женщина шла на свидание. – сказал ему. – Это очевидно. Но как она оказалась здесь?

- Верно подмечено. – ответил Мэтт. – И свидание ее состоялось именно здесь, на этом самом месте.

- Да брось, - отмахнулся я, - она одета для ресторана, а не для парка.

- Уверен, что она думала так же. – ответил Стюарт. – Она встретилась здесь со своим ухажером и собиралась идти с ним в ресторан. Подумай сам, Майк, что могло заставить ее явиться сюда? К тому же, по словам Роджерса, она была задушена. Удушение – это явный признак страсти, выражение личных эмоций. Наркоман или просто незнакомый убийца не стал бы ее душить. Он бы выстрелил или ударил ее ножом. Место достаточно глухое, чтобы ее никто не услышал. Найдем того, с кем она встречалась, найдем и убийцу.

- Может быть, убийца заметал следы? – возразил я Мэтту.

- Робинсон, очнись, - повысил голос Мэтт, - мы на окраине города, в парке, где тусуются, в основном, наркоманы. Какая нормальная женщина придет сюда одна? Это же очевидно, у нее здесь была назначена встреча.

При этих словах Мэтт схватил меня за руку и подвел к телу.

- Взгляни на ее. – сказал он, указывая на покойницу. – Посмотри на жертву и скажи мне, что ты видишь?

- Женщину, которая собиралась на свидание.

- Что еще?

Я пожал плечами.

- Ее глаза закрыты. – сказал Мэтт, садясь на корточки. – Кто их закрыл, если не убийца?

Я поднял брови от удивления. Странно, что я сам не обратил внимания на это обстоятельство.

- Теперь посмотри на ее волосы. – продолжил Стюарт. – Они аккуратно приглажены. Повсюду следы борьбы, - при этих словах он обвел взглядом место преступления, - а волосы убитой не растрепаны. Кто их пригладил, если не убийца?

Я вспомнил, как Мэтт спрашивал криминалистов, трогал ли кто-нибудь тело.

- А кто нашел тело? – обратился я к патрульному офицеру, все так же деловито расхаживавшему вокруг места преступления.

- Джулия Энистон. – ответил он. Студентка колледжа. Она по утрам бегает в этом парке.

- И ее не пугает перспектива встретиться с наркоманами?

- Утром и днем их здесь не бывает. – коротко ответил тот.

- Вы уже допросили ее?

- Да.

- Она перемещала тело?

- Нет, сэр. Сказала, что, увидев тело, тут же побежала звонить в полицию. Она была так напугана, что боялась даже приблизиться к покойнице.

Выходит, что Мэтт Стюарт был прав, и убийца закрыл глаза и пригладил волосы покойницы, когда закончил свое дело. Но зачем?

- Он испытывал чувства к жертве. – словно прочтя мои мысли, сказал Мэтт. – Возможно, даже любил ее. К тому же, посмотри на ее украшения, Ожерелье, браслет, кольца… Они не тронуты. Наркоман непременно бы снял их. Однако они на месте. Скорее всего, потому что убийца ассоциировал их с жертвой.

Аргументы Мэтта звучали весьма убедительно, и я был вынужден, если и не согласиться с ними, то, как минимум, рассматривать в качестве полноценной версии.

- Надо выяснить, с кем она встречалась. – сказал я. – Думаю, что беседа с ее воздыхателем прольет свет на многое в этом деле.

Здесь нам больше нечего было делать, и мы отправились обратно в управление. Нам предстояло установить личность жертвы, опросить ее коллег и родственников.

 


2

В три часа дня дверь нашего отдела распахнулась от сильного удара. Это был Стив Джонсон.

- Ну, Томсон, я ему это припомню. – выпалил он, садясь за свой стол.

- Что случилось? – спросил Мэтт, не поднимая головы, чтобы скрыть улыбку.

- Битых три часа я опрашивал безработных лоботрясов, живущих по соседству с этой шлюхой на двадцать пятой авеню. И ради чего? Чтобы по возвращении в управление, Смит Роджерс сообщил мне, что она умерла от передозировки героином. – при этих словах он гневно ударил кулаком по столу. – Когда-нибудь я сяду за убийство Глена Томсона.

- Стюарт, признаю свою ошибку. Ты был прав. – сказал я.

- О чем это ты? – недовольно спросил Стив, словно я обращался к нему.

- О связи лжи с почесыванием носа. – сказал я, обращаясь к Джонсону.

При этих словах Майкл Кун прикрыл рот рукой, и даже суровый Донован не смог удержаться от улыбки. Поняв, что разговор может закончиться взрывом единодушного смеха, я решил переменить тему.

- Присядь и остынь, Стив, - сказал я, - нам понадобится твой холодный рассудок. У нас убийство.

- Еще одно? – удивился Джонсон. – Кто на этот раз?

- Джессика Ньюман. – ответил ему Кун. – Двадцать семь лет, сотрудница городского архива.

- Только не говори, что она тоже баллотировалась в мэры, иначе я разочаруюсь в демократии. – язвительно ответил Стив.

- Так, - прервал его Донован, - поднимаясь из-за стола, - я поеду в городской архив, разузнаю все, что смогу об убитой. А вы пока ждите отчета Роджерсов.

- Кто назначил тебя главным? – обратился к нему Кун.

- О чем ты? – по привычке рявкнул Курт.

- Если ты не забыл, то старший детектив этого отдела я. – спокойно ответил Майкл. – И я буду распределять работу, и ставить задачи.

Это был удар по больному месту. Доновану было тридцать семь. Он был на три года старше Куна, к тому же пришел в управление на пять лет раньше Майкла. У него был за плечами самый большой стаж и опыт работы. Но вместе с тем, он имел больше всех остальных нареканий по службе. Поэтому звание старшего детектива присвоили Куну. Донована это бесило, но выбора у него не было. Точнее, как и в любой ситуации, выбор, конечно, был. Ему оставалось мириться с этим или уйти из полиции. Второй вариант был исключен. Курт отлично работал «под прикрытием» и мог расколоть на допросе даже серийного убийцу, но кроме этого он не умел ничего. Уход из полиции означал для него жизнь впроголодь. Но даже не это его больше всего пугало. Учитывая то количество врагов в криминальном мире, которое у него появилось за годы работы «под прикрытием», без полицейского значка в кармане он не протянул бы и года. Так что ему пришлось смириться со своей ролью второго плана.

- Как скажете, мистер Кун. – сдерживая гнев, ответил он и снова сел за стол.

Майкл сделал вид, что изучает какие-то бумаги, но на самом деле он размышлял. Это было очевидно. Когда человек что-то читает, его глаза скользят по строкам, а не смотрят в одну точку. Конечно, раскол в команде был нужен ему меньше всего.

- Стив, я, кажется, просил тебя обращаться ко мне по имени или по фамилии. Как тебе больше нравится.

- Ну что вы, сэр, - язвительно ответил Донован, - вы же старший детектив. А мы должна соблюдать субординацию.

- Мы должны уважать друг друга. – возразил Кун. – Если каждый из нас будет делать что хочет, не считаясь с другими, то это будет уже не команда. А в любой команде всегда должен быть кто-то, кто координирует действия людей. Так уж вышло, что этот кто-то – я. И я считаю, что такой опытный детектив, как ты, должен самостоятельно заниматься расследованием.

- Что ты хочешь сказать? – немного успокоившись, спросил Донован.

- Ты знаешь гангстеров и наемников лучше любого из нас, знаешь, как они мыслят. У нас убийца, который молчит, и нам нужно узнать кто его заказчик. Ведь от этого могут зависеть жизни других людей. И только тебе по силам заставить этого парня говорить, не избив при этом. Ты возьмешься за это дело?

На лице Курта появилась едва заметная улыбка, говорившая о победе тщеславия над гордостью. Майкл Кун принял верное решение. Он дал Доновану почувствовать себя выше других, и это сработало.

- Да. – с серьезным видом ответил Курт. – Не позднее, чем к завтрашнему вечеру я буду знать кто его заказчик.

Кун подошел к нему и протянул руку, которую Курт пожал с довольным видом.

- Без обид? – спросил его Кун.

- Без обид, Майкл. – ответил здоровяк. – Пойду, побеседую с нашим парнем.

Кун, молча, кивнул.

- Браво, - произнес Мэтт, беззвучно аплодируя, когда Донован вышел из кабинета, - если бы я носил шляпу, то немедленно снял бы ее перед тобой. У тебя точно нет диплома Гарварда по психологии?

- У меня есть мозги. – улыбнулся Майкл. – Это лучше любого диплома.

Последующие десять минут мы обсуждали дальнейший план действий. Мне выпала поездка в городской архив, Майкл отправился к сестре жертвы, а Мэтт Стюарт укатил на какой-то семинар по психологии, в рамках повышения квалификации. Стива Джонсона было решено не трогать, ему итак уже хватило приключений сегодня.

Городской архив размещался в двухэтажном здании из красного кирпича на углу Шэлдон роуд и Трумэн стрит. Я показал охраннику на входе свое удостоверение детектива. Он снял трубку внутреннего телефона и сообщил кому-то о моем визите.

- Хорошо. – сказал он, повесив трубку на рычаг. - Поднимайтесь на второй этаж. Третья дверь направо по коридору – кабинет заведующего архивом.

Я поднялся на второй этаж и, пройдя направо по коридору, остановился возле двери с табличкой «Брэндон Кросс. Заведующим городским архивом».

Я постучал.

- Войдите. – раздался голос за дверью.

За столом сидел седой мужчина лет пятидесяти с сигаретой в зубах. Увидев меня, он поднялся из-за стола и подошел ко мне.

- Мистер Робинсон, я полагаю? – спросил он, пожимая мне руку. – Проходите, присаживайтесь.

Я сел на стул, стоявший рядом с его столом.

- Я ждал визита полиции. Смерть Джессики Ньюман ужасная трагедия.

- Скажите, мистер Кросс, - перешел я сразу к делу, - у Джессики были враги?

- Утверждать наверняка не берусь, но, насколько мне известно, нет.

При этих словах он прикурил зажатую в зубах сигарету.

- Может быть завистники на работе?

- Что вы, - усмехнулся Кросс, - у нас не та организация, где можно сделать головокружительную карьеру.

- Понятно. – подвел я итог услышанному. – А вам что-нибудь известно о ее личной жизни? Она была замужем.

- Нет, замужем она не была.

- Может она с кем-то встречалась?

- Это мне неизвестно.

Похоже, что этот парень не особенно интересовался людьми, работавшими под его началом. Я решил не тратить время на этот пустой разговор.

- Спасибо большое за уделенное время. – сказал я, вставая. – Возможно, что это не последняя наша встреча.

- Разумеется, - ответил Кросс, - я понимаю. Буду рад помочь вам всем, чем смогу.

- Могу я поговорить с кем-нибудь из коллег Джессики?

- Конечно. В комнате двести сорок три работает Линда Суон, одна из смотрительниц нашего архива. Они с Джессикой были подругами.

Распрощавшись с Брэндоном Кроссом, я спустился на первый этаж по обшарпанной лестнице. Похоже, что ремонт в этом здании не делался уже давно. Кабинет с номером двести сорок три располагался в восточном крыле здания. Я постучал, но мне никто не ответил. Тогда я повернул ручку и вошел внутрь. Моему взору предстала большая комната, заставленная шкафами и стеллажами с документами.

- Есть здесь кто? – произнес я, как можно громче. – Мисс Суон?

- Подождите минутку. – ответил мне женский голос откуда-то из глубины комнаты.

Через несколько минут из-за ряда стеллажей появилась миниатюрная брюнетка в очках лет двадцати пяти. На ней был пиджак и юбка, чуть прикрывавшая колени. Я отметил про себя, что стрижка каре очень подходила к ее овалу лица.

- Мисс Суон? – спросил я.

- Да. – ответила девушка. – Чем могу помочь?

- Меня зовут Майк Робинсон. – сказал я, показывая ей свое удостоверение. – Я из полиции. У вас найдется для меня минутка?

- Да, конечно, - ответила девушка, - вы по поводу Джессики?

- Да. Я уже побеседовал с вашим начальником, мистером Кроссом, но у меня есть вопросы, на которые он не смог мне ответить. Может быть, вы поможете мне кое-что прояснить.

- Буду рада помочь.

- Скажите, вам известно что-нибудь о личной жизни Джессики? У нее был кто-нибудь?

Линда замялась.

- Джессика просила меня никому не рассказывать. – промолвила девушка, разглядывая свои ногти. – Но теперь ведь это уже не важно, верно?

- Все, что вы мне расскажете, поможет нам поймать убийцу. Нам важна каждая деталь.

Еще некоторое время она колебалась, словно размышляя, не предаст ли она этим память погибшей подруги.

- Джессика встречалась с Гарри Симпсоном.

- Кто этот Гарри Симпсон и почему Джессика просила вас молчать об их связи?

- Гарри женат, Джессика не хотела, чтобы это стало известно.

- То есть они были любовниками?

- Нет, вовсе нет, - замахала руками девушка. – Они любили друг друга. По-настоящему любили, понимаете? Гарри даже собирался бросить жену и жениться на Джессике.

- Можете описать мне этого Гарри Симпсона?

- Вы… вы…- начала заикаться Линда. – Вы думаете, что это он убил ее?

- Мисс Суон, - спокойно ответил я, - нам данном этапе расследования нам необходимо определить круг лиц, у которых мог быть мотив для убийства. Мы пока никого не подозреваем, а лишь собираем информацию.

Я подождал, пока она успокоится.

- Линда, вы можете описать мне Гарри? – повторил я вопрос.

- Сейчас. – ответила девушка и исчезла за стеллажами.

Спустя пару минут, она вернулась и показала мне фотографию, на которой были запечатлены мужчина и женщина. В женщине я узнал Джессику Ньюман. Она была очень счастливой на этом фото. Красивая блондинка с голубыми глазами и широкой улыбкой. Она просто источала обаяние. Чего нельзя было сказать о мужчине рядом с ней. Лысеющий, лет тридцати пяти, с карими глазами. Крючковатый нос и выпирающий скулы его совсем не украшали. Да и вообще, в его внешности было что-то отталкивающее. Ума не приложу, что она могла в нем найти.

- Могу я взять это фото?

- Пожалуйста. Мне оно теперь ни к чему.

- Что вы можете рассказать о нем? Кем он работает? Какой у него характер?

- Про его характер не могу сказать ничего. Мы виделись всего один раз, в тот самый день, когда я сделала это фото. Мне он показался спокойным.

- Так это вы их сняли?

- Да, на свой полароид. Это было в парке аттракционов две недели назад. – ответила она, бросая прощальный взгляд на фотографию.

Девушка протянула мне фото, и я тут же засунул его во внутренний карман пиджака.

- Кажется, он работает электриком в какой-то компании. Так мне сказала Джессика.

- Она не говорила вам, как называется эта компания?

- Нет.

Я выяснил все, что хотел, даже больше, теперь у меня была фотография, на которой запечатлен любовник убитой. Я вернулся в управление и сообщил о результатах своей поездки Куну. Его поездка к сестре жертвы оказалась бесполезной.

- Они крупно поссорились три года тому назад и с тех пор не виделись и не созванивались. – сообщил мне Майкл.

Мы хотели разослать фото во все обслуживающие компании города, которых в Сакраменто насчитывалось полтора десятка, но было уже 18.30. Все, наверняка, уже разошлись по домам, так что затею пришлось отложить на завтра.

- К тому же, - сказал я, - будет лучше, если мы сами прокатимся с этим фото по всем компаниям. И поговорим с директорами.

Я распрощался с Куном и Джонсоном и отправился домой. Я снимал квартиру на Робинридж уэй. Не самый фешенебельный район города, зато спокойный. Моими соседями были, в основном, пенсионеры, и меня это вполне устраивало. Вечер я провел в компании с бутылкой виски и каким-то низкобюджетным боевиком, смысл которого так и не понял. То ли из-за виски, то ли из-за сценария. Я не люблю пить в одиночестве, тем более дома. Но сегодня была другая ситуация. Из-за расходов на покупку мебели, денег на поход в бар у меня не было, так что пришлось коротать вечер дома. Я выпил от силы грамм триста, но этого мне хватило, чтобы уснуть сном младенца. Видимо, сказалась усталость.

Сухость во рту разбудила меня раньше будильника. Я посмотрел на часы, пять тридцать утра. Первым делом я совершил паломничество к холодильнику и наполовину осушил стоявший в нем пакет молока. На то, чтобы принять душ и позавтракать, у меня ушло минут сорок. Я включил телевизор и попал на утренний выпуск новостей. Симпатичная девушка-корреспондент рассказывала о несчастном случае, произошедшем этой ночью.

- Начальник пожарного управления, Льюис Стоун, сгорел в собственном доме. – сообщала она. – Причина возгорания пока неизвестна.

«Опять смерть, - подумал я, - на работе - убийства, по телевизору – несчастные случаи. Похоже, мир по-тихоньку сходит с ума». Я переключил телевизор на канал «Дискавери». Там шла передача про космос. Я посвятил заполнению этого пробела в своих познаниях около часа, после чего стал собираться на работу. До Вашингтон стрит я доехал за полчаса. Все, кроме Донована, были на местах. Мы обменялись рукопожатиями, и Майкл Кун рассказал Стюарту и Джонсону, что мне удалось выяснить.

- Также, - пояснил Кун, - по словам сотрудницы жертвы, он работает электриком в одной из обслуживающих компаний. Я также изучил отчет Роджерсов. – добавил Майкл. – Как мы и предполагали, смерть наступила от удушения. Тканей под ногтями убитой найти не удалось.

Кун уже распорядился, чтобы нам сделали несколько копий, привезенного мною снимка, чтобы мы все могли отправиться на поиски этого парня. В половине девятого в кабинет вошел Курт Донован. На его лице была торжествующая улыбка.

- Угадайте, что у меня есть. – радостно заявил он. – Фоторобот заказчика убийства главы антимонопольной службы.

При этих словах он бросил лист бумаги на стол Мэтта Стюарта.

- Ты все-таки расколол убийцу? – удивился Стив. – Как тебе это удалось?

- Лучше не спрашивай. – отмахнулся Курт. – Скажу лишь, что домой я попал в час ночи.

- Отлично, Курт. – сказал Кун. – Теперь ты понимаешь, почему я попросил тебя заняться этим делом? Никто из нас не сумел бы так быстро выбить из него показания.

- Да. – с торжествующим видом ответил Курт.

- Эй, Робинсон, - сказал Мэтт, - взгляни-ка сюда.

Он показал мне фоторобот, составленный со слов арестованного.

- Кажется, это парень с твоего фото? – продолжил Мэтт, когда я взял фоторобот.

Я сравнил его со снимком. Комментарии были излишне.

- Черт тебя подери, Робинсон, - с досадой проговорил Донован, - откуда у тебя это фото?

В этот момент все сбежались, чтобы посмотреть на то, что так живо прокомментировал Курт.

- Эту фотографию мне дала коллега убитой. Парень на фото – ее любовник.

- И заказчик убийства главы антимонопольной службы, судя по описанию нашего киллера. – добавил Донован.

- Выходит, что ниточки обоих преступлений ведут к этом парню. – сказал Кун. – Что нам о нем известно?

- Он работает электриком. – сказал я.

- Киллер говорит, что этот парень привез ему деньги за убийство в сумке, на которой были две большие буквы TS. – сказал Курт. – Я думаю, что это какая-то аббревиатура.

- Скорее всего какой-то обслуживающей компании. – сказал Кун. – Нужно это выяснить.

- Не нужно, - прервал его Мэтт Стюарт, - это компания TechnicalSupport*. На прошлой неделе водопроводчик из этой компании чинил у меня трубы. На его ящике с инструментами были точно такие же буквы.

- Киллер сказал, сколько ему заплатили? – поинтересовался Майкл у Курта.

- Да, сорок тысяч долларов.

- Откуда у простого электрика сорок тысяч долларов? – воскликнул я.

- Это нам и предстоит выяснить. – ответил Кун.

- Я отправлюсь к судье Тэмплтону. – сказал Стив Джонсон. – Он хороший друг моего отца, и я без труда смогу получить у него ордер на арест этого электрика. Тем более с такими фактами.

- Отлично, Стив. – сказал Майкл. – Если ты это сделаешь, будет просто замечательно.

- Считайте, что ордер уже у нас. – сказал Стив, одевая пиджак и вышел из кабинета.

- Мэтт, где находится офис TechnicalSupport? – спросил Майкл.

- На двенадцатой авеню. У них собственное здание.

- Робинсон, - обратился ко мне Кун, - бери фото и отправляйся туда. Если он на работе, привези его сюда, если нет, то выяснить о нем все, что можно. Нам нужно знать, где он живет.

___________________

* Техническая поддержка (англ.)

Я выскочил из кабинета и сбежал на первый этаж. Через мгновение я уже сидел за рулем полицейского «плимута» и ехал на двенадцатую авеню. Дорога была почти свободной, основной поток машин направлялся в центр города. Здание, в котором располагалась компания «TechnicalSupport», находилось в конце улицы. Я припарковался метров за сто от главного входа. Этот парень мог быть на месте, и мне совсем не хотелось спугнуть его полицейской машиной, стоящей возле главного входа.

Я вошел в здание и подошел к девушке, стоявшей за стойкой администратора.

- Здравствуйте, - обратился я к ней, - как я могу найти вашего директора.

- Подождите минутку, я узнаю свободен ли он. – ответила она.

Я показал ей свое удостоверение.

- Мистер Филипс, - проговорила девушка в телефонную трубку, - к вам пришли из полиции. Да, хорошо. – ответила она в трубку после короткой паузы.

Пока она говорила по телефону, я осмотрелся, не проскочит ли наш подозреваемый к выходу, но кроме меня, администратора и охранника, в холле никого не было.

- Мистер Филипс ждет вас. – обратилась девушка ко мне, повесив трубку. – По коридору налево. Дверь его кабинета – третья по счету.

- Спасибо. – ответил я и пошел в указанном ею направлении.

Я остановился возле двери с табличкой «Джон Филипс. Директор» и постучал.

- Войдите. – раздался голос за дверью.

Я повернул речку и толкнул дверь от себя.

Передо мной была просторная комната, обставленная простенькой мебелью, за столом посреди комнаты сидел мужчина лет сорока в строгом деловом костюме.

- Здравствуйте, - обратился он ко мне, - проходите. С кем имею честь?

- Я подошел к его столу и пожал ему руку.

- Здравствуйте, мистер Филипс, - перешел я сразу к делу, - меня зовут Майк Робинсон, я из полиции Сакраменто.

Я продемонстрировал ему удостоверение детектива и, достав из внутреннего кармана фотографию, протянул ее Филипсу.

- Взгляните пожалуйста на это фото. – продолжил я. – Мужчина на нем – это Гарри Симпсон, по нашим сведениям, он работает у вас электриком.

- Сьюзан, зайди ко мне. – сказал Филипс, нажав на кнопку телефона.

В комнате появилась симпатичная брюнетка лет двадцати семи.

- Слушаю вас, мистер Филипс. – обратилась она к своему боссу.

- Сьюзан, взгляни на это фото, - он протянул ей фотографию, - ты знаешь этого мужчину?

- Да, это Гарри Симпсон, один из наших электриков.

- Как мне с ним поговорить? – вмешался я в их разговор.

- Боюсь, сэр, что это невозможно. – ответила девушка. – Гарри Симпсон погиб вчера в результате несчастного случая.


3

Выходные я провел дома в городе Портленд, что на северо-востоке штата Мэн. Два чудесных и незабываемых дня в кругу семьи и старых друзей ощутимо подняли мне настроение. Я рассказывал родным о своем новом месте работы, о том, как тепло меня встретили новые коллеги, не умолчал я и своем гнусном боссе, который считает себя центром Вселенной. Они, в свою очередь, устроили мне такой теплый прием, что мне даже не хотелось возвращаться обратно в Калифорнию. Одним словом, когда в половине девятого утра в понедельник мы всем отделом стояли в кабинете Томсона, я был готов ко всему. Он потребовал от нас отчет о ходе расследования, и мы были вынуждены сообщить ему о смерти нашего главного подозреваемого.

- Как это мертв?! – прокричал Томсон на весь кабинет. – Что это значит?

- Сэр, он погиб в результате несчастного случая. – сказал Кун.

- Ты уверен в этом? – рявкнул на него Томсон. – Ваш главный подозреваемый отправляется на тот свет, спустя всего каких-то два дня после убийства, а вы болтаете о несчастном случае!

- Вы не верите в возмездие? – иронично поинтересовался Джонсон.

- Верю, - злобно ответил шеф полиции, - но сомневаюсь в его скорости. Слишком уж быстро оно настигло вашего главного подозреваемого.

По большому счету, босс был прав. Меня и Стюарта тоже смущало, что единственный парень, к которому ведут ниточки обоих преступлений, так внезапно покинул этот мир, но обсуждать это с Куном и уж тем более с Томсоном, мы не стали.

- Сэр, - обратился Кун к боссу, - я лично изучил отчет судмедэксперта. Там черным по белому написано, что Гарри Симпсон погиб в результате несчастного случая. Кроме того, директор TechnicalSupport подтверждает, что этот парень отправился чинить обрыв проводов на своем участке и погиб от удара током.

- А что, если я скажу вам, что это не так?

- На что вы намекаете, сэр? – спросил я его.

- Вот, прочти это. – он достал из внутреннего кармана пиджака сложенный лист бумаги и протянул его мне.

Я развернул лист и прочитал вслух написанное:

«Молнией будет сражен Зевса жрец,

Пламя Гефеста положит конец,

Тому, кто его каждый день угнетал,

Вот и черед Посейдона настал».

- Что это за бред? – спросил Стив Джонсон.

- Эту записку я получил в прошлый понедельник, и мне кажется, что она как-то связана с событиями прошлой недели. – ответил Томсон.

- Какими событиями? – спросил Кун.

- Жрец Зевса – это наш электрик, и, как вы сами мне доказываете, погиб он от удара током. То бишь, был сражен молнией.

- А как быть с пламенем Гефеста, которое положит конец тому, кто его угнетал? – спросил Курт Донован.

- Начальник пожарного управления. – сказал я. – Он сгорел в собственном доме. Это было в новостях.

- Верно. – кивнул мне Томсон.

- А что с Посейдоном? – спросил Мэтт.

Глен Томсон, молча, достал из ящика стола свежий выпуск «Вашингтон Пост» и протянул его Стюарту.

- На первой полосе. – поясни Томсон, когда Мэтт развернул газету.

- Массовое отравление людей в ресторане «Посейдон». – прочитал Стюарт и после некоторой паузы добавил. – Судя, по статье, это произошло в минувшее воскресенье.

- Это случайно не та старая яхта, которую переделали под ресторан? – спросил Джонсон.

- Он самая. – ответил Томсон. – Теперь понимаете?

- Нет, - сказал Майкл Кун, подходя к столу босса, - я решительно не понимаю, почему мы узнаем об этом только сейчас, хотя вы получили эту записку неделю тому назад.

Такое поведение со стороны Куна было откровенной дерзостью, но у него были на то основания.

- Понимаю тебя, Майкл, - голос босса прозвучал на редкость мягко, - но и ты меня пойми. В прошлый понедельник я выхожу из дома, собираясь ехать на работу, и обнаруживаю на лобовом стекле своей машины бумагу, прижатую дворником. В полной уверенности, что это штраф за неправильную парковку, я уже предвкушал, как отчитаю патрульного, который это сделал. И вдруг вижу долбанный стих. Сам не знаю, почему я ее сохранил, но сегодня утром, прокручивая в голове события минувшей недели, я вспомнил о ней.

- Мистер Томсон, это еще ничего не значит. – сказал Стюарт. – Это вполне может быть какой-нибудь чокнутый. Мало ли идиотов в этом городе.

- Либо это невероятное совпадение, - сказал Глен Томсон, - либо этот чокнутый умеет предсказывать события.

- Либо это убийца, маскирующий свои преступления под несчастные случаи. – сказал я. - Но тогда непонятно, почему он отправил вам эту записку, если у него так умело получается маскироваться. Зачем ему выдавать себя?

- Это вызов. – ответил шеф полиции. – Некоторым убийцам с манией величия это свойственно. Они сообщают в полицию о своих преступлениях, а потом всячески скрываются, чтобы доказать себе, что они лучшие, и полиция не в силах их поймать.

- Таков, например, был убийца Зодиак. – сказал Донован.

- Допустим, что это так, - согласился Стюарт,- но тогда, почему он убил первые две жертвы и не убил посетителей «Посейдона». В статье сказано, что многие попали в больницу с тяжелейшими отравлениями, но погибших нет.

- Может он еще не созрел для массового убийства? – предположил Джонсон.

- Либо, он просто не рассчитал количество яда. – сказал Томсон. – В любом случае, вы не можете вести расследование несчастных случаев, вы также не можете вести расследование случая на «Посейдоне», поскольку никто не погиб, но, насколько мне известно, в деле об убийстве в Карлайл парке пока не найден убийца. Вот в рамках этого дела вы и займетесь расследованием этих событий. И, если подтвердится, что это действительно спланированные события, я хочу знать, кто и как это сделал. Разумеется, это неофициально. Вам все ясно?

- Да, сэр. – хором ответили мы.

Когда мы вернулись в отдел, то еще полчаса обсуждали все услышанное.

- Томсон совсем спятил. – сказал Джонсон. – Он скрывает от нас информацию о полученных угрозах и при этом требует, чтобы мы расследовали то, что известно только ему.

- Его можно понять. – вступился я за босса. – Ему не хотелось быть посмешищем. Если бы я получил подобную записку, то тоже приписал бы ее либо психу, либо какому-нибудь подростку-хулигану.

- Вообще, все это как-то притянуто за уши. – сказал Донован. – Совпадение, конечно, налицо, но ведь это именно совпадение. Никаких фактов у нас нет.

- Возможно, мы что-то упустили. – сказал Стюарт.

- Я попрошу Роджерсов, чтобы они сами провели экспертизу по этим двум несчастным случаям. – сказал Кун. – Каким бы гениальным ни был убийца, он не может совершить преступление, совсем не оставив следов.

- Вообще, если версия Томсона подтвердится, и эти события действительно окажутся звеньями одной цепи, то нам придется не сладко. – сказал я. – Только представьте себе. Электрик, который, сам является убийцей, начальник пожарного управления и посетители ресторана. Что у них может быть общего?

- Если тот, кто все это совершил, действительно маньяк, - сказал Мэтт, - а другого объяснения я пока не нахожу, то жертвы совсем не обязательно должны быть как-то связаны. Тот же Зодиак, которого так кстати упомянул Курт, был классическим стихийным убийцей.

- Не пойманным стихийным убийцей. – добавил Донован.

- Оптимистичное напоминание. – сказал я.

- Ладно, - прервал наши рассуждения Майкл Кун, - нужно подумать с чего начать. – Я отправлюсь домой к Симпсону и поговорю с его женой. Может быть, удастся узнать от нее что-то полезное.

В этот момент зазвонил телефон на моем столе. Я поднял трубку.

- Майк, привет, - произнес женский голос, в котором я узнал Люси из центра приема звонков, - тебя спрашивают по второй линии. Какой-то Брэндон Кросс.

- Привет Люси, - ответил я, нажимая кнопку на телефоне, - переключай.

Раздался щелчок и я услышал шелест бумаги.

- Алло, мистер Робинсон? – услышал я уже знакомый мужской голос.

- Да, здравствуйте. Я слушаю.

- Вас беспокоит Брэндон Кросс, заведующий городским архивом. Вы меня помните?

- Конечно, мистер Кросс. Чем могу помочь? – спросил я, надеясь, что он вспомнил или выяснил что-то полезное.

- На прошлой неделе наша смотрительница Линда Суон провела ревизию документов в той секции архива, которая была закреплена за погибшей Джессикой Ньюман, и обнаружила пропажу.

- Какую пропажу? – спросил я, хватаясь за карандаш.

- Из архива пропали документы о сделках с недвижимостью в период с 1942 по 1944 годы. Я попросил ее проверить все как следует еще раз. Сегодня она снова обыскала всю секцию и подтвердила пропажу. Не хотелось бы плохо говорить о покойнице, но, кроме Джессики их никто не мог взять.

- Я все записал, мистер Кросс, - сказал я, откладывая карандаш, - сегодня же к вам приедет наш сотрудник.

Он поблагодарил меня, и мы попрощались. Я поделился полученной новостью со всеми.

- А вот это уже интересно. – сказал Майкл.

- Более чем. – добавил Донован. – Зачем ей могли понадобиться документы сорокалетней давности?

- Хороший вопрос. – сказал Джонсон. – Надо бы наведаться к ней домой.

- А основание? – спросил я.

- Она жертва. – сказал Курт. – У нас есть основания.

- Боюсь, что ребята из отдела краж окажутся там раньше нас. – сказал Мэтт. – Ведь это дело перейдет к ним. Но что-то мне подсказывает, что найти в ее доме пропавшие документы не сможет даже Шерлок Холмс.

- С чего ты это взял? – спросил Донован.

- Она одинокая женщина двадцати семи лет. В ее возрасте и положении самой большой проблемой является поиск мужчины для создания семьи. Зачем ей красть документы из архива? Уж точно не для себя.

- Хочешь сказать, она украла их для кого-то? – спросил Джонсон.

- Конечно. – ответил Мэтт. – И, судя по тому, что она мертва, документы уже точно не у нее.

- Потому что, будь они у нее, она была бы жива. – вмешался я.

- Верно. Документы были гарантом ее безопасности. Как только тот, для кого она их украла, получил бумаги, он убил Джессику, чтобы она не могла его выдать. – подвел итог Мэтт.

- Да, но если ее действительно убил Гарри Симпсон, то выходит, что она украла бумаги для него. – сказал я. – И тогда возникает другой вопрос. Зачем электрику понадобились документы, которые старше него самого?

- Что-то здесь не вяжется. – сказал Донован.

- Что-то? – Джонсон приподнял брови от удивления. – Да, по-моему, здесь ничего не вяжется.

- Так, хватит, - прервал нас Майкл Кун, - Робинсон, отправляйся в городской архив и побеседуй еще раз с заведующим, выясни какие именно документы пропали. Я вынужден сообщить в отдел краж об этом случае, но я дам тебе час времени, чтобы ты успел все разузнать.

- А ребята из отдела краж не наедут на меня за то, что я сую нос в их дело? – спросил я.

- Ты действуешь в рамках расследования дела об убийстве. Украденные документы могут быть мотивом этого убийства. Я прикрою тебя, если они начнут артачиться. – сказал Кун. – Идем дальше. Стив, отправляйся на Адамстоун уэй, опроси соседей Льюиса Стоуна.

- Погибшего пожарного? – уточнил Джонсон. – И что я должен выяснить?

- Если Томсон прав, и пожар в его доме не был случайностью, значит это убийство. А у любого убийства есть мотив.

- Если только убийца не маньяк. – сказал Стив. – Потому что в противном случае, мотивом убийства вполне могут быть голоса в его голове.

- Наш убийца не маньяк. – вмешался Мэтт. – Маньяки, как правило, стихийные убийцы, а наш парень – организованный убийца. Он все очень хорошо продумал.

- С чего ты это взял? – вмешался Донован.

- С того, что прошла уже неделя, а у нас ни единой зацепки насчет того, кто может стоять за всем этим.

- Ах да, и еще, Стив, - добавил Майкл, игнорируя разговор Мэтта и Курта, - подними досье на Стоуна и покопайся в его прошлом. Возможно, мотив убийства следует искать именно там. И, конечно, поговори с его коллегами. Может быть, у него были конфликты по работе.

- Сделаю. – коротко ответил Джонсон и вышел из кабинета.

- Курт, - обратился Майкл к здоровяку, - не желаешь подышать морским воздухом?

- Да брось, Майкл, - улыбнулся Донован, - я тогда погорячился, но понял, что был не прав. Так что можешь просто сказать мне, чтобы я отправлялся в «Посейдон» и поразнюхал там о событиях минувшего воскресенья.

- Если ты сам знаешь, что нужно делать, то почему ты еще здесь? – с улыбкой спросил Кун.

Донован расхохотался и вышел из кабинета.

- Мэтт, - обратился Кун к психологу, - мне нужно, чтобы ты поработал вместе с Роджерсами. Они сегодня проводят собственную экспертизу обоих несчастных случаев по просьбе Томсона. Помотайся с ними и проанализируй все, что им удастся выяснить. К завтрашнему утру мне нужен подробный отчет.

Мэтт, молча, кивнул и стал собирать со своего стола какие-то бумаги.

- А я поеду к жене электрика, Сандре Симпсон. По сведениям Джона Филипса, Гарри Симпсон жил на Бонд Роуд, значит и его жену следует искать там. – сказал Кун.

Я снова отправился на угол Шэлдон роуд и Трумэн стрит. Охранник на входе в архив запомнил меня и в этот раз пропустил без вопросов. Вновь я шел по коридорам этого здания, которое своим обшарпанным интерьером напоминало те времена, когда президентом США был еще Трумэн. Из разговора с Брэндоном Кроссом мне удалось выяснить, что в секции архива, за которую отвечала Джессика Ньюман, пропали документы, подтверждающие сделки с недвижимостью в период с 1942 по 1944 годы, а именно: договоры купли-продажи, акты приема-передачи, сведения о продавцах и покупателях. Брэндон Кросс подтвердил, что Джессика была единственной, у кого был доступ в эту секцию архива, но он слукавил. Был еще один человек, который имел туда доступ. Сам Брэндон Кросс. Поэтому я допускал, что смерть Джессики Ньюман, может быть, и не связана с пропажей документов. Их вполне мог взять сам Брэндон Кросс, свалив все на покойницу.

Разговор с Кроссом закончился быстро, уже спустя полчаса после его начала, я выяснил все, что нужно. Майкл Кун сказал, что даст мне час времени, чтобы я поговорил с Кроссом, значит, у меня еще было тридцать свободных минут. Я решил потратить их с пользой для себя и отвести в стирку свои вещи. В Сакраменто было несколько прачечных, но большинство жителей отдавали предпочтение клининговой компании «Wash&Go». О ней мне рассказал Мэтт Стюарт, когда мы только познакомились. Он сам был ее клиентом и дал этой компании очень хорошие рекомендации. Как я понял из разговора с Мэттом, «Wash&Go» занималась не только химчисткой одежды, но также мытьем посуды, уборкой офисов домов и квартир, и многие рестораны и предприятия города пользовались услугами этой компании. Я поехал домой, собрал свои грязные вещи и отправился на Холлихарст уэй. Это была северная часть города, офис «Wash&Go» располагался по соседству с Валли-хай парком. Я нашел офис компании очень быстро, он располагался в самом начале улицы. Строго говоря, это был не офис, а целый комплекс, состоявший из двух совмещенных воздушными переходами, зданий. В двухэтажном здании, как я понял, располагалась администрация компании, а в большом трехэтажном корпусе – моечный комплекс. Трехэтажное здание имело несколько ворот на первом этаже, из которых то и дело выезжали грузовики с названием компании на прицепах. Я припарковался на стоянке перед входом. Площадка для парковки автомобилей была рассчитана, как минимум на три-четыре сотни посетителей. Сейчас она была заполнена лишь наполовину. Впрочем, это и понятно, сегодня ведь понедельник. Представляю, что тут творится в пятницу, должно быть яблоку негде упасть. Я достал из багажника полицейского «плимута» свои вещи и замер в нерешительности. Основной поток людей направлялся к торцу трехэтажного здания, значит, где-то там был вход. Через пару минут я оказался в просторном холле, в котором вместе со мной толпилось еще десятка три человек. Кто-то из них сдавал вещи в стирку, получая взамен талон, кто-то – талоны на вещи. Все было сделано грамотно, четыре девушки с милыми улыбками на лицах принимали вещи и еще четыре – выдавали одежду. Я встал в очередь на сдачу вещей, и уже через пару минут меня одарила своей улыбкой шатенка лет двадцати трех с бейджиком «Wash&Go» на белоснежной блузке.

- Желаете сдать вещи в стирку или чистку? – не переставая улыбаться, спросила девушка.

Можно подумать, что есть какая-то другая причина, по которой я оказался здесь.

- Да. –ответил я. – Мне требуется стирка вещей.

- Назовите свое имя, сэр. – сказала она, записывая что-то в большую книгу, которая чем-то напоминала регистрационные книги в захудалых гостиницах.

- Майк Робинсон.

Девушка записала в книгу мое имя и протянула мне фирменный бланк компании, предварительно написав на нем число 127.

- Вам требуется только стирка одежды? Наша компания оказывает также услуги по мытью посуды и уборке квартир и домов. – радостно сообщила она мне.

- Только стирка моих вещей. – ответил я.

- Хорошо. Вы сможете забрать свою одежду через два дня у одной из тех девушек.– она указал на четырех своих сверстниц, стоявших под вывеской «выдача одежды».

- Спасибо. – ответил я и улыбнулся ей.

- «Wash&Go» всегда к вашим услугам. – ответила шатенка и, не дожидаясь, пока я отойду, начала улыбаться следующему клиенту за моей спиной.

Я засунул фирменный бланк с печатью «Wash&Go» и чьей-то неразборчивой подписью во внутренний карман и вышел на улицу. На все про все у меня ушло не более получаса. Неплохо, теперь нужно было возвращаться в полицейское управление. По пути к месту работы я попал в жуткую пробку. Из-за аварии на двадцатой авеню, движение просто парализовало и дорога до Вашингтон стрит заняла у меня два часа.

Как выяснилось, я был вторым, кто вернулся с задания, после Майкла Куна.

- Я не нашел Сандру Симпсон ни у нее дома, ни на работе. – сказал Майкл. - Я подумал, что она могла уехать к родителям. Ее директор сказал, что они живут в Орегоне, и я попросил местную полицию проверить, не объявлялась ли она там. Но все впустую, она как сквозь землю провалилась. А как твои успехи?

- Я выяснил у Кросса, что пропали все договора купли-продажи домов и квартир в Сакраменто с 1942 по 1944 годы. Также пропали акты приема-передачи к договорам и вообще все сведения о покупателях и продавцах недвижимости.

- Вот даже как. Он подозревает, кому могли понадобиться эти документы?

- Не имеет ни малейшего понятия. Но знаешь, Майкл, мне кажется, что смерть Джессики может и не иметь отношения к пропаже этих бумаг. Кроме нее их мог взять и сам Кросс.

- Думаешь, он просто сваливает вину на погибшую сотрудницу?

- Во всяком случае, не исключаю.

- Понятно. - сказал Кун.

Честно говоря, я ожидал, что он подхватит мою версию и поможет ее развить, но он никак не отреагировал на мое предположение.

- Чем мне заняться теперь? – спросил я.

- Пока ничем. – сказал Кун. – Нужно дождаться остальных. Я пока пойду к Томсону, он собирается уйти сегодня пораньше и попросил рассказать ему, что еще нам удалось выяснить.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4

Глен Томсон задумчиво курил в своем кабинете. Только что Майкл Кун сообщил ему о последних подвижках в расследовании, и теперь шеф полиции обдумывал услышанное. Он посмотрел на настенные часы, было три часа дня. Через час Томсон должен быть в резиденции мэра на Силвербери авеню. Роберт Холингдейл, мэр города, позвонил ему рано утром и назначил встречу. Мэр не сказал шефу полиции, зачем пригласил его, но Томсон и сам прекрасно понимал, о чем пойдет речь. За последние четыре дня он трижды видел интервью с Джеймсом Лораком, кандидатом на пост мэра и основным конкурентом Холингдейла. В каждом интервью Лорак то и дело поливал грязью действующего градоначальника.

Докурив сигарету, Томсон собрался и вышел из кабинета. Спустя пару минут, он уже сидел за рулем своего «доджа». Поток машин был довольно плотным, и на дорогу до Силвербери авеню у него ушло около получаса. По пути шеф полиции обдумывал, как ему вести себя с мэром. Конечно, Холингдейла интересует ход расследования. Предвыборная компания в самом разгаре, а отставание Лорака от действующего мэра, судя по опросу избирателей, составляет всего семь процентов.

Глен Томсон остановился у ворот высокого кирпичного забора, которым был огорожен шикарный трехэтажный особняк мэра, больше походивший на дворец. Он несколько раз нажал на клаксон и автоматические ворота распахнулись. Во дворе особняка трудился садовник. Он так внимательно и осторожно обхаживал розы, что создавалось впечатление, будто он имеет дело с детьми, а не с цветами. Томсон припарковал машину рядом с воротами встроенного в дом гаража и направился к входной двери. Нажав на кнопку звонка, он стал ждать. Через минуту дверь распахнулась, и Глен увидел на пороге мужчину лет сорока в строгом черном костюме. Он не знал его имени, но был в курсе, что этот человек уже пять лет работает у мэра. Внешним видом он походил на швейцара времен викторианской Англии.

- Здравствуйте, сэр. – наигранно высокомерно проговорил швейцар. – Мистер Холингдейл ожидает вас.

Швейцар отошел в сторону, пропуская Томсона.

- Прошу вас следовать за мной. – сказал слуга, когда Томсон вошел.

Они поднялись на третий этаж особняка и остановились у массивной дубовой двери, за которой, по всей видимости, находился рабочий кабинет мэра. Пока они поднимались, шеф полиции прикинул, что в доме должно быть не меньше десяти спален. Обстановка дома была богатой и изысканной. Слуга постучал и вошел в кабинет мэра, оставив дверь открытой.

- К вам мистер Томсон, сэр. – произнес он тщательно выговаривая каждое слово.

- Пусть войдет. – услышал Глен голос мэра.

Слуга открыл полностью дверь, впуская гостя, затем удалился.

- Привет, Глен. – мэр встал и подошел к шефу полиции.

Обменявшись рукопожатиями, они подошли к массивному столу из красного дерева. Мэр указал другу на кожаное кресло, стоявшее рядом с его столом.

Томсон окинул взором кабинет. Дорогие шкафы из мореного дуба, заставленные книгами, прекрасный ковер из шерсти на полу, все в этой комнате говорило о любви мэра к роскоши. Роберт Холингдейл был очень энергичным человеком, несмотря на свои шестьдесят пять лет. Он допоздна засиживался на работе, постоянно ездил с рабочими визитами и, несмотря на плотный график, всегда выглядел полным сил. Высокий, крепко сложенный, седина едва коснулась его черных волос. Его суровое лицо почти всегда имело одно и то же выражение, на работе он улыбался крайне редко, поэтому сотрудники мэрии почти никогда не могли определить в каком настроении их начальник. Но сейчас, находясь в своей крепости, этот человек преобразился. Своего старого друга и начальника полиции в одном лице, он приветствовал широкой улыбкой и похлопыванием по плечу. Томсона подобные похлопывания раздражали, потому что он считал, что так мэр больше выражает свое покровительство, нежели дружбу. Но своего раздражения ничем не выдал. Он уселся в кресло рядом со столом мэра, учитывая невысокий рост, он словно провалился в него. Холингдейл достал из ящика стола бутылку с виски и приготовил две порции, смешанные с содовой. Подав стакан начальнику полиции, мэр откинулся в своем кресле и стал всматриваться в лицо Томсона, словно пытаясь что-то прочесть на нем.

- Рад видеть тебя, Глен. Надеюсь визит ко мне не отвлек тебя от важных дел?

- Нет, все в порядке. Мы уже давно не виделись.

- Да уж. Все эта предвыборная компания, да еще этот Лорак. Ты видел его последнее интервью?

Томсон, молча, кивнул. В последнем интервью Лорак говорил о необходимости смены градоначальника, апеллируя к тому, что действующая администрация не справляется со своими обязанностями. В городе происходят убийства и несчастные случаи, не забыл он упомянуть и о проблемах в сфере жилищного хозяйства.

- Этот Лорак доставляет мне массу проблем, Глен. – сказал мэр, делая большой глоток. – Завтра у меня с ним дебаты в прямом эфире, и я должен как следует подготовиться. Собственно, для этого я тебя и позвал. Расскажи мне, как идет расследование дела об убийстве в парке.

- У нас есть существенные подвижки. – ответил шеф полиции, скромно прикладываясь к своему стакану. – Мы вышли на убийцу, но, к сожалению, он погиб в результате несчастного случая. Это электрик из TechnicalSupport, погибший недавно. Они с жертвой были любовниками.

- У вас есть доказательства его вины?

- Да. Орудие преступления, кусок провода, которым была задушена жертва, мы нашли. На нем есть отпечатки этого парня. Кроме того, судя по показаниям пойманного нами убийца главы антимонопольной службы, этот же человек заплатил ему деньги за убийство.

- Прекрасно. – подытожил услышанное мэр. – А что с заказчиком убийства?

- Есть еще кое-что. – добавил Глен Томсон. – Мы подозреваем, что электрик был лишь пешкой в этой игре. Брэндон Кросс, заведующий городским архивом, заявил о пропаже из архива документов с 1942 по 1944 годы. Он предполагает, что их украла их сотрудница, найденная мертвой в парке. Мои люди провели обыск в ее доме. Но ничего не нашли, к тому же мы считаем, что она выкрала их не для себя.

- А для кого? – спросил мэр, закуривая сигару.

- Этого мы не знаем. Интересно, что пропали документы по сделкам с недвижимостью. Да и заявление Кросса пришло уже после гибели девушки, а значит, он сам мог их взять и свалить все на убитую. Зачем ему вдруг понадобились документы по сделкам с недвижимость? Понимаешь, к чему я веду?

- Да. Но Кросс не встречался в последние три месяца с Лораком. Сомневаюсь, что они вообще знакомы.

- Откуда тебе это известно? – поинтересовался Томсон.

- Я слежу за всеми своими конкурентами. – коротко ответил мэр.

- Есть еще кое-что. Думаю, тебе следует это знать. – продолжил шеф полиции. – Неделю назад я получил записку с угрозой. Точнее говоря, что это была угроза, я понял лишь сегодня, сопоставив события прошлой недели с содержанием записки.

- И что же это за события? – спросил мэр, допивая в один глоток содержимое своего стакана.

- Гибель электрика, смерть Льюиса Стоуна и массовое отравление в ресторане «Посейдон» - не случайные события. Возможно, в городе орудует серийный убийца.

Глаза мэра округлились.

- Что?! – крикнул он. – Ты это сейчас серьезно?

- Более чем. – коротко ответил Томсон.

Мэр снова достал бутылку виски, и наполнил свой стакан, на этот раз он не стал разбавлять напиток. Глен Томсон жестом показал, что ему хватит.

- Если это правда, - произнес мэр, наполовину осушив стакан, - то это может разрушить всю мою кампанию. Пресса об этом знает?

- Нет, я никому не сообщал.

- Хорошо. Позаботься о том, чтобы твои люди тоже держали рот на замке. Мне шумиха ни к чему. Пресса ничего не должна разнюхать. Ты меня понял, Глен?

- Да.

- Если выясниться, что в городе орудует серийный убийца, да еще в разгар предвыборной кампании, я могу смело паковать вещи и убираться из мэрии. А я очень не хочу покидать свое кресло. Есть еще что-то, что мне следует знать?

При этих словах лицо мэра снова стало суровым.

- Нет.

- Поймай этого ублюдка, - мэр ткнул пальцем в сторону Томсона, - поймай любой ценой. Хорошо еще, что он отправил записку тебе, а не газетчикам. Я должен выиграть эти выборы, а для этого мне нужна стабильность, а не паника.

- Понимаю, Роберт. – ответил шеф полиции. – Мои лучшие люди занимаются этим делом, они непременно выяснят, кто за этим стоит.

Голос Томсона звучал уверенно, и это несколько успокоило Холингдейла. Мэр довольно кивнул головой, а на его губах появилось жалкое подобие улыбки.

- Это ведь и в твоих интересах тоже. – произнес мэр. – Если в городе сменится мэр, то сменится и начальник полиции. Надеюсь, ты это понимаешь?

- Прекрасно понимаю, поэтому и прикладываю все усилия для скорейшего раскрытия дела. К тому же, я всегда могу сказать, что не получал никакой записки. А, если этот чокнутый вздумает все-таки написать газетчикам о том, что события прошлой недели – это его рук дела, то можно заявить, что это какой-то псих, пытающийся стать известным за счет чужого горя. В конечно итоге никто кроме меня и нескольких моих людей, не знает об этой связи событий. Так что мы просто будем все отрицать

- Замечательно. – проговорил мэр. – Пусть так и будет.

- Думаешь, Лорак имеет отношение к пропаже документов из архива?

- Почти уверен в этом. – ответил Холингдейл. – Ты же сам сказал, что пропали документы по сделкам с недвижимостью. Лорак владелец крупнейшего в Сакраменто агентства недвижимости. Кому, кроме него, могли понадобиться подобные бумаги?

- Если удастся увязать пропажу бумаг с Лораком, то его предвыборной кампании конец. – сказал шеф полиции. – К тому же, если это действительно он их украл, значит, в документах имеется что-то такое, что компрометирует его.

- Скорее, агентство недвижимости «SacramentoRealEstate», - сказал мэр, - ты же говоришь, что пропали документы с 1942 по 1944 годы. Лорак только в 1945 родился. Но это не важно. Если содержимое бумаг компрометирует компанию, оно автоматически компрометирует и ее нынешнего владельца.

Томсон закурил сигарету и стал над чем-то размышлять.

- Увяжи Лорака с кражей документов, - прервал его раздумья Холингдейл, - и ты точно останешься шефом полиции на следующие четыре года.

Томсон довольно улыбнулся при этих словах.

Еще полчаса они беседовали, обсуждая новости, Холингдейл предложил шефу полиции вместе отпраздновать Рождество и Новый год. Томсон с удовольствием согласился. Когда встреча была окончена, Глен Томсон поехал домой. В эту ночь он долго не мог уснуть, в голове крутились разные мысли. Ему очень не хотелось покидать кресло шефа полиции, а для этого нужно было, что Холингдейл оставался в кресле мэра. В свое время Томсон сам был старшим детективом и раскрывал самые закрученные дела, но за годы работы начальником полиции, по большей части бюрократической, его ум утратил былую остроту и гибкость. Он долго ворочался, пытаясь сопоставить все, что ему известно, и выйти таким образом на Лорака, но безуспешно. Заснул он уже под утро и на работу приехал жутко не выспавшимся.


5

Вторник начался с того, что я встретил Стива Джонсона. Но не в полицейском управлении, как обычно, а в пробке на двенадцатой авеню. Поток машин был настолько плотный, что мы даже успели поболтать. К сожалению, мы с ним были единственными, кто опоздал на полчаса. Я говорю «к сожалению» потому что по закону подлости Томсон решил взять расследование под свой личный контроль и устроил совещание в восемь утра. В восемь тридцать я постучал в дверь кабинета Глена Томсона. Все кроме нас с Джонсоном были уже на месте.

- В чем дело, Робинсон? – спросил Томсон с равнодушием в голосе и гневом в глазах.

- Я попал в пробку, сэр.

- Я не спрашиваю тебя о ситуации на дорогах. – прервал меня шеф полиции.

Он указал мне взглядом на один из свободных стульев.

- Ну а ты, Джонсон? – босс перевел взгляд на Стива. – Может быть удивишь меня более оригинальным ответом?

- Я бы с радостью, сэр, - ответил Стив, - но боюсь, что тогда вам снова придется отправить меня расследовать смерть очередной проститутки. А у нас, кажется, есть дела поважнее.

Томсон, молча, указал Стиву на второй свободный стул.

- Кун, введи их в курс дела. – скомандовал шеф полиции.

- Вчера мне пришел ответ из полиции Орегона. – обратился Майкл к нам с Джонсоном. – Сандра Симпсон не объявлялась у своих родителей. Не объявлялась она также ни у себя дома, ни на работе. Поэтому я объявил ее в розыск. Думаю, она может быть причастна к убийству Джессики Ньюман.

- Думаешь, это она подговорила мужа убить любовницу? – спросил Стив.

- Такое вполне возможно. Иначе, зачем бы ей скрываться?

- Не вижу логики. – подключился я к обсуждению. – Ее муж мертв, он не может дать показания, а значит ей не за чем скрываться.

- Она может иметь отношение к пропаже документов из архива, которые, по словам заведующего, украла покойная Джессика. – сказал Кун.

- Тогда согласен. – сказал Стив. – Кстати, о документах. Мне удалось выяснить кое-что интересное.

- Значит ты все-таки удивишь меня. – вмешался Томсон. – Ну, расскажи нам, что тебе далось выяснить.

- Я, как ты и просил, Майкл, - продолжал Стив, - занялся опросом соседей Льюиса Стоуна. По их словам, врагов у Стоуна не было, но один из соседей, восьмидесятилетний Марк Норманн, сообщил мне одно интересное обстоятельство. Оказывается, Стоун долгое время работал вместе с отцом Джеймса Лорака, владельца «SacramentoRealEstate». Стоун был его правой рукой на протяжении десяти лет. Сам мистер Норманн с 1942 по 1970 годы работал бухгалтером в «SacramentoRealEstate», и вот что интересно. Оказывается в сороковые годы, точнее говоря, с 1942 по 1944 эта компания активно продавала гражданам Германии недвижимость в Сакраменто. По словам мистера Норманна, он лично видел не меньше трехсот договоров купли-продажи домов, заключенных с немцами.

- Довольно интересный период истории с 1942 по 1944 годы. – сказал Томсон. – Это то, о чем я думаю?

- «SacramentoRealEstate» также помогала своим клиентам перебираться в Америку. – добавил Стив. – Меня самого заинтересовало такое совпадение, и я спросил мнение Марка Норманна обо всем этом. Поскольку наша беседа носила неофициальный характер, как вы и просили мистер Томсон, Норманн признался, что сейчас, когда его дети живут в Австралии, а самому ему восемьдесят лет, он может сказать, что, по его мнению, все эти покупатели сотрудничали с нацистским режимом.

- Вот и наш мотив. – вмешался Кун.

- Документы из архива понадобились Лораку. – улыбнулся шеф полиции. – Я так и думал. Они компрометируют его компанию, а значит, компрометируют и его самого. Кто станет голосовать за кандидата, семья которого сотрудничала с нацистами?

- Не просто сотрудничала. – добавил Мэтт Стюарт, - а помогла им укрыться от правосудия в Америке.

- Мистер Норманн так же не исключает, что гибель Льюиса Стоуна может быть связана с его работой в RealEstate в прошлом. Он был заместителем отца Лорака и не мог не знать об этих делах. Но это уже пошли домыслы, ибо прямых доказательств того, что смерть Стоуна была убийством, а не несчастным случаем, у нас нет.

- Прямых нет, а вот косвенные - имеются. – вмешался Стюарт.

Глен Томсон слушал все, почти не вмешиваясь в обсуждение. Лишь время от времени он задавал нам уточняющие вопросы и тут же умолкал.

- Я, как вы и просили мистер Томсон, - продолжил Мэтт, - провел анализ того, что было найдено Роджерсами в ходе экспертизы по факту гибели Симпсона и Стоуна. Так вот, что касается Стоуна, то результаты весьма интересны. Очагом пожара на кухне оказался сам Стоун.

Томсон уставился на Мэтта непонимающим взглядом.

- Как это, он сам был очагом возгорания? – удивленно спросил босс. – Надеюсь, ты не станешь мне сейчас рассказывать о пирокинезе?

- О, нет, босс. – ответил Стюарт. – Все гораздо прозаичнее и имеет простое и логичное объяснения. Нам очень повезло, что пожарная бригада приехала быстро и успела потушить пожар на кухне до того, как загорелся весь дом. Смит Роджерс поступил очень умно. Когда они с Джэком установили, что очагом возгорания был сам Стоун, Смит решил проверить его одежду и выяснил, что некоторые его вещи пропитаны легковоспламеняющимся составом.

- Некоторые? – спросил я.

- Да. – подтвердил Мэтт. – И это удивительно. Почему не все вещи? Скорее всего, он был на кухне в фартуке, который, как мне думается, тоже был пропитан этим составом.

- Что за состав уже определили? – спросил Кун.

- Нет. Роджерсы как раз занимаются этим.

- Почему убийца не пропитал этим составом всю одежду? – спросил я. – А Стоун подавал заявление в полицию о взломе дома?

- В том-то и дело, что нет. – ответил Стюарт. – Мы с Роджерсами проверили все замки в доме. Они не тронуты. Окна заперты изнутри.

- Либо убийца первоклассный домушник, либо он пропитал одежду, не проникая в дом. – заявил Донован.

- Это исключено. – парировал Майкл. – Как бы он тогда смог это сделать?

- Это еще не все. – произнес Мэтт. – Одежда Гарри Симпсона так же была пропитана, но уже иодидом серебра.

- Что это? – спросил я.

- Это очень сильный электролит. Причем замки в доме Симпсонов так же целы.

- Электрик отправился на работу в одежде, пропитанной электролитом? – удивился Донован. – Вот это номер.

- Не думаю, что он об этом знал. – заметил Томсон. – Итак, мы имеем дело с чертовски хитрым парнем, который сумел пропитать одежду электрика электролитом, а одежду пожарного легковоспламеняющимся составом.

- И все для того, чтобы воплотить в жизнь свою угрозу.

В кабинете повисло тяжелое молчание.

- Донован, пробей по своим контактам в криминальных кругах, не появлялся ли в городе первоклассный домушник в последние три-четыре месяца. – распорядился шеф полиции. – И, кстати, что у тебя с рестораном «Посейдон»?

- Такая же непонятная чертовщина, что и у остальных. – сказал Курт. – Оказалось, что один из охранников в «Посейдоне» мой старый знакомый. Он мне рассказал, что, судя по заключению санитарной службы, посетители отравились только той едой, которая была на их тарелках. А вот в продуктах на складе ничего не нашли. Хозяин ресторана подозревает, что это мог сделать кто-то из поваров. Мой приятель дал мне адрес одной официантки, работавшей в ту ночь, и я наведался к ней в гости на тридцатую авеню. По ее словам, поставщики у них надежные и проверенные временем, так что скорее всего, это был кто-то из поваров.

- А что сейчас с этим «Посейдоном»? – поинтересовался Томсон.

- Закрыт, разумеется, до выяснения обстоятельств.

- Есть еще одно неприятное обстоятельство. – сказал Томсон. – Сегодня мне звонил окружной прокурор. Ваш убийца, дожидающийся суда в федеральной тюрьме, найден повешенным в камере.

- Что? – возмутился Донован. – Как это повешенным? Хотите сказать, что он не сам повесился?

- Это пока неизвестно. Вполне возможно, что ему помогли. Поэтому, Курт, если у тебя по «Посейдону» все, то можешь отправиться в федеральную тюрьму и заняться расследованием этого случая. Я уже предупредил прокурора, что наш человек приедет в тюрьму.

Донован подтвердил, что рассказал все, что ему удалось выяснить по происшествию в ресторане, и вышел из кабинета.

- Стюарт, - обратился шеф полиции к Мэтту, - я хочу, чтобы ты изучил результаты работы экспертов санитарной службы. Они придут сегодня. Глава санитарной службы мой хороший друг и согласился нам помочь.

На этом совещание было окончено, и мы вернулись в свой отдел.

На протяжении часа мы обсуждали план дальнейших действий. Нас прервал звонок телефона на столе Куна. Телефонный разговор продолжался минут пять, после чего Майкл повесил трубку и сказал нам:

- Кажется, нашли Сандру Симпсон. Мне только что звонил Карл Мэнсон, старший детектив отдела по контролю за оборотом наркотиков. Они устраивали облаву в порту. По их сведениям в одном из контейнеров находилась партия героина из Колумбии. Наркотики они нашли, но вместе с ними, в одном из контейнеров было найдено тело женщины. Судя по останкам, оно лежит там уже полторы недели. Джонсон, отправляйся в городской морг, и убедись, что это жена Гарри Симпсона. А ты Робинсон, отправляйся в порт и побеседуй и начальником порта. Выясни все, что сможешь о том, кому принадлежит контейнер.

Первым делом я заглянул в отдел по контролю за оборотом наркотиков. Карл Мэнсон оказался добродушным здоровяком лет тридцати семи. Ростом под два метра, крепкого телосложения, с резкими, но приятными чертами лица. Он рассказал мне, что контейнер с телом они обнаружили случайно. У его сотрудников был ордер на обыск, и они вскрыли все контейнеры, прибывшие в порт за последнюю неделю. В десятом доке стоял контейнер с номером 325, который прибыл месяц назад, но до сих пор не был растоможен. Это смутило ребят из отдела наркотиков, и они вскрыли его тоже. Там-то и было обнаружено тело. Теперь я знал следующую точку своего маршрута – десятый док.

До места я добрался за двадцать минут. Первым делом я заглянул к начальнику порта. Он сообщил, что интересующий меня контейнер, прибыл в порт месяц назад и до сих пор не был растоможен. Это все, что ему было известно, но это я уже знал и без него, так что решил больше не тратить время на пустой разговор, и спросил, как мне найти начальника десятого дока. Десятый док находился в самом конце порта. На машине туда было не проехать, так что мне пришлось прогуляться.

Начальником дока оказался бывший моряк с обветренным лицом. Седая борода и трубка во рту дополняли образ бывалого морского волка. На руке этого пирата двадцатого века красовалась татуировка голой девицы, сидящей на якоре.

- Здравствуйте, - сказал я, демонстрируя удостоверение детектива, - мистер…

- Можно просто Хэнк. – ответил моряк, протягивая мне руку. – Чем могу помочь?

- Меня зовут Майк Робинсон, Хэнк, я из полиции Сакраменто. Меня интересует контейнер номер 325, стоявший в вашем доке на протяжении месяца.

- Это, должно быть, тот самый, в котором копы нашли дохлую девицу?

- Он самый.

- Да уж. Мерзкое было зрелище. Судя по тому, что я там увидел, девица гниет там не меньше недели.

- Откуда такая осведомленность? – поинтересовался я.

- Я за свою жизнь насмотрелся всякого, особенно в портах Гонконга. Так что поверьте, могу отличить труп, лежащий неделю от свежего жмурика.

Я не стал уточнять подробности его путешествий в Азию.

- Что вам известно об этом контейнере?

Начальник дока начал копаться в ящике своего стола и извлек оттуда папку с бумагами и бутылку рома.

- Желаете? – спросил он, указывая на бутылку.

- Нет, спасибо. Я на службе.

Хэнк, словно фокусник, извлек из того же ящика стакан и, наполнив его до краев, стал копаться в бумагах. Минут пять, он молчаливо перекладывали бумаги из папки на стол. Когда, наконец, была найдена нужная, он одним глотком осушил стакан и положил его обратно в ящик.

- Вот оно. – сказал моряк, протягивая мне бумагу. – Это накладная. Контейнер принадлежит компании «Синий кит».

Я внимательно изучил документ. Судя по дате прибытия, контейнер стоял в доке уже тридцать пять дней. Согласно накладной в нем находился груз трав и специй из Франции. Получателем значилась компания «Гринлэнд».

- Вам что-нибудь известно о получателе или отправителе груза? – спросил я.

Хэнк внимательно прочитал оба названия и уверенно заявил:

- Вообще никогда о ней раньше не слышал. Сейчас столько фирм занимается перевозкой грузов, что и не сосчитать. У меня где-то была платежка от них.

Он снова вернулся к своему столу и стал копаться в ящике, откуда первым делом извлек все тот же стакан. Спустя минуту, следом за стаканом он извлек красную папку. Налив в стакан ром, он стал перебирать аккуратно сложенные листы.

- Ага. Вот она. – моряк отпил из стакана и подошел ко мне.

Я изучил бумагу. В ней значился номер счета, с которого были переведены деньги. Я переписал названия компании- отправителя и компании-получателя, номер счета, с которого были переведены деньги, и попросил Хэнка сохранить эти бумаги. Морской волк ответил, что мне не о чем беспокоиться, потому что он хранит все документы в течение трех лет, со дня получения. Я спросил у него разрешения воспользоваться телефоном и набрал номер телефонного управления. Когда меня соединили с Куном, я рассказал ему о своих находках и спросил о дальнейших действиях.

- Отправляйся в банк, через который был осуществлен денежный перевод и выясни все об отправителе. Я пока разузнаю о получателе. – ответил Майкл.

Повесив трубку, я распрощался с Хэнком и направился к своей машине. Денежный перевод был осуществлен через Национальный банк, который находился на Джефферсон стрит. Туда-то я и направился. Моя одежда провоняла рыбой, и теперь мне казалось, что этим же запахом провонял салон машины. Я поставил машину на двадцатой авеню и пешком направился к Джефферсон стрит. Надо было хоть немного проветриться, иначе управляющий банка умрет от этой вони прежде, чем успеет мне что-либо рассказать. Едва я вошел в банк, как тут же понял по количеству перекошенных лиц, что моя затея с проветриванием провалилась. Я подошел к охраннику, сохранявшему каменное лицо, несмотря на жуткую вонь, которую я источал. Продемонстрировав ему удостоверение детектива, я представился и попросил сообщить обо мне управляющему банка. Амбал лет двадцати девяти снял трубку внутреннего телефона и сообщил обо мне.

- Следуйте за мной. – сказал он и стал подниматься на второй этаж.

Я последовал за своим провожатым. Поднявшись на второй этаж, мы прошли до конца длинного коридора.

- Вам сюда. – коротко пояснил охранник, указав на массивную дверь с табличкой «Говард Ландерс. Управляющий».

Я постучал в дверь и повернул ручку. В кабинете обставленном дорогой мебелью, сидел лысеющий полноватый мужчина лет пятидесяти. Увидев меня, он поднялся и жестом пригласил сесть на стул возле его стола. Я пожал ему руку и представился.

- Чем могу быть полезен, мистер Робинсон?

- Я занимаюсь расследованием серьезного преступления, и ваша помощь может быть очень полезна.

- Речь идет об экономическом преступлении?

- Нет, сэр. Речь идет об убийстве.

При этих словах управляющий поморщился.

- Через ваш банк был осуществлен денежный перевод  вот на этот счет. – я протянул ему бумагу с номером счета компании «Синий кит». Мне необходимо знать, что это за компания.

Ландерс снял телефонную трубку и пригласил какого-то Джона.

Через несколько минут в кабинете появился худощавый клерк в очках. Черный костюм, в который он был одет, казалось, шили на заказ, настолько он идеально сидел на своем владельце.

- Джон, - это мистер Робинсон из полиции Сакраменто, - Ландерс указал на меня при этих словах, - его интересует вот этот банковский счет. Проверь, наш ли это счет и, если да, то сообщи мистер Робинсону, что это за компания. Джон исчез из кабинета на десять минут, в течение которых мы беседовали с Говардом Ландерсом о погоде. Нашу любительскую метеосводку прервал стук в дверь.

- Войдите. – скомандовал управляющий.

В то же мгновение в кабинете появился все тот же Джон с листом бумаги в руках.

- Мистер, Робинсон, - обратился он ко мне, - этот счет открыт в нашем банке компанией «Синий кит». Сама компания зарегистрирована на Каймановых островах. Судя по документам, ее директором является Джейкоб Тэйлор. Вот номер его страхового свидетельства.

Я взял бумагу с именем директора и номером его страховки.

- Данная компания осуществляла через ваш банк какие-либо еще денежные переводы? – поинтересовался я.

- Мы будем рады сообщить вам эту информацию при наличии у вас ордера. Без соответствующего судебного решения, разглашение подобных сведений является нарушением закона о банковской деятельности.

- Закон есть закон. – развел руками управляющий.

Я понял, что здесь мне ловить больше нечего и попрощался с Ландерсом и его помощником, оставив после себя запах сырой рыбы.

Под номером страховки Тэйлора было указано, что он застрахован в «WestPoint». Я решил заскочить в офис этой компании на Бонд Роуд.

В полицейское управление я попал без четверти пять. На входе я столкнулся с Донованом, который как раз вернулся из федеральной тюрьмы.

- Как успехи? - спросил я его, пока мы поднимались на второй этаж.

- Нашего убийцу убили. Ирония судьбы. – ответил Курт.

Войдя в кабинет, мы застали Майкла и Мэтта, горячо обсуждавшими что-то важное. Джонсон сидел за своим столом, читая газету.

- Всем привет, - сказал я, делано улыбаясь, - как дела?

- Не очень. – коротко ответил Стюарт.

- Что вам удалось выяснить? – спросил Кун, не дав нам даже подойти к своим столам.

- Его убили. – начал Донован. – На теле нашего убийцы имеются отчетливые синяки и кровоподтеки. Следы борьбы налицо. Но что удивительно, никто из охранников не знает, когда это могло произойти.

- Одним словом, это убийство. – резюмировал Мэтт. – Похоже, кто-то заметает следы.

- А у тебя, Робинсон? – Кун взглянул на меня.

- Я побывал в Национальном банке и поговорил с его управляющим. Счет открыт компанией «Синий кит», то есть отправителем контейнера. Сама компания зарегистрирована на Каймановых островах, а ее директором является некий Джейкоб Тэйлор. По номеру страховки я выяснил интересное обстоятельство. Оказывается, мистер Тэйлор скончался два года тому назад в возрасте семидесяти двух лет. Не удивлюсь, если и сама компания подставная.

- Тот, кто это делает должен обладать солидным финансовым и административным ресурсом. – констатировал Кун. – Джонсон привез отчет судмедэксперта, проводившего вскрытие найденного в порту тела. Слепки зубов совпадают с медицинской картой дантиста Сандры Симпсон. Это точно она.

При этих словах Стив, не отрываясь от газеты, помахал рукой.

- Стюарт, - продолжил Майкл, - что у тебя с отчетом по «Посейдону»?

- Не менее интересно, чем у вас, - иронично произнес Мэтт, - из отчета следует, что в еду был подмешан мышьяк. Но это лишь на первый взгляд. Эксперты, проводившие анализ, установили, что концентрация мышьяка на тарелках и в стаканах, как минимум, в полтора раза выше, чем в еде. Иными словами, отравлена была не еда, а посуда. Если бы такое количество мышьяка оказалось непосредственно в еде, то выживших, попросту, не было бы.

- Похоже, что Томсон прав. Только Джеймс Лорак обладает связями и деньгами, чтобы провернуть все это. – сказал Кун. – Я выяснил, где находится офис компании-получателя контейнера, в котором нашли труп. Эта компания «Гринлэнд» расположилась на Бонд Роуд. Но, когда я приехал на место, то увидел лишь рекламную табличку «сдается в аренду». Я позвонил по указанному номеру и встретился с собственником помещения. Он рассказал мне, что директор этой компании заплатил за аренду на год вперед, но уже через неделю, фирма съехала. Я пробил директора по всем базам, но выяснилось, что человека с таким именем вообще не существует.

- Да, но это лишь косвенные улики, - проговорил Мэтт, - у нас нет ни одного прямого доказательства.

- По крайней мере, у нас есть главный подозреваемый. – сказал я.

- Нужно начать все сначала. Свести в единую схему то, что мы имеем на сегодняшний день. – продолжил Майкл. – Тогда станет ясно, что мы могли упустить.

- Для начала предлагаю, как следует, изучить вещи пожарного и электрика. Если это действительно дело рук Лорака, то он не сам этим занимается. Вполне возможно, что обе наши жертвы посещали одно заведение, или бывали в гостях у одних и тех же людей. Где-то же их одежду пропитали иодидом серебра и легковоспламеняющимся составом. Кстати, мы еще не знаем, что это за состав?

- Нет. – коротко ответил Майкл. – Ладно, парни, пока других зацепок у нас все равно нет, посвятите остаток дня этому занятию. Ты, Джонсон, проверь контакты обоих жертв. Были ли у них общие знакомые. Донован, ты ему поможешь в этом. Стюарт, Робинсон, займитесь вещами, они сейчас у Роджерсов.


6

Утром следующего дня мы со Стюартом еще раз просматривали список вещей, которые обнаружили в домах Стоуна и Симпсона. Доновану и Джонсону не удалось найти ничего, что могло бы связывать обе жертвы. Однако, Роджерсы установили, что одежда пожарного была пропитана метанолом. В конечном итоге, мы не имели ни малейшего понятия, кто и когда мог пропитать одежду Стоуна метанолом, а одежду Симпсона иодидом серебра. Я обшарил карманы всей одежды обеих жертв, но безрезультатно. Впрочем, в кармане пиджака Стоуна я нашел талон «Wash&Go», и это напомнило мне, что пора забирать свои вещи из стирки. Поиски людей, имеющих отношение к компаниям «Гринлэнд» и «Синий кит» также оказались пустой тратой времени. Я отпросился у Куна на полчаса и отправился в компанию «Wash&Go». Через десять минут после выхода из полицейского управления, я уже стоял в очереди на получение одежды, и размышлял о возможной связи между жертвами, когда меня окликнул мужской голос:

- Мистер Робинсон, здравствуйте.

Я посмотрел на окликнувшего меня человека, он стоял в соседней очереди на получение одежды. Его лицо показалось мне знакомым, но вспомнить, кто это я не мог. Очевидно, поняв это, мужчина продолжил:

- Джон Филипс. – он протянул мне руку. – Директор «TechnicalSupport». Вы приходили ко мне по поводу Гарри Симпсона.

Теперь я вспомнил, где видел этого человека.

- Здравствуйте, мистер Филипс. – я пожал протянутую руку. – То же пришли забрать одежду?

- Да. Я пользуюсь только услугами «Wash&Go», и еще ни разу не был разочарован их работой.

- Я еще не имел возможности оценить качество их работы, поскольку обратился к ним впервые, но уже сегодня увижу результат.

- Вы не пожалеете. – ответил Филипс, продвигаясь на шаг вперед, почти одновременно со мной. – Я и своим сотрудникам рекомендую эту компанию. Все довольны.

- Прямо-таки все? – улыбнулся я.

- Ни меньше и не больше. – Джон улыбнулся в ответ.

Я не был настроен на беседу с ним, поэтому ничего не ответил. Однако, когда от очаровательной блондинки, выдававшей одежду, меня отделяли два человека, я резко изменил решение.

- Мистер Филипс. – окликнул я его. – А вам известно, пользовался ли услугами «Wash&Go» Гарри Симпсон, электрик, о котором мы с вами беседовали?

Джон Филипс задумался.

- Точно не знаю, но могу спросить об этом его коллег. – ответил директор «TechnicalSupport».

- Я был бы очень признателен вам за это. – я достал из внутреннего кармана пиджака блокнот с ручкой, написал номер полицейского управления и, вырвав лист, протянул его Филипсу. – Позвоните мне?

- Само собой. – ответил Джон.

Я забрал свои вещи и направился обратно в полицейское управление. Вот уж не думал, что поездка в клининговую компанию может быть такой плодотворной, но встреча с Филипсом натолкнула меня на очень интересную идею. Ее еще предстояло проверить, но если все так, как я думал, то это был триумф. Пулей, взбежав по лестнице, я ворвался в кабинет, где все так же сидели мои коллеги.

- Джонсон, - обратился я к здоровяку, - ты можешь выяснить у своего друга, работающего охранником в «Посейдоне» кое-что?

- Что нужно? – спросил Курт.

- Пользовался ли этот ресторан услугами клининговой компании «Wash&Go».

- Зачем тебе это? – недоуменно спросил здоровяк.

- Сейчас расскажу. – начал я. – Только что я ездил в «Wash&Go» забирать из стирки свои вещи. Я их отдал два дня назад и должен был забрать сегодня. Честно говоря, я бы и не вспомнил об этом, если бы не нашел в кармане пиджака Стоуна талон из этой же компании. Я отправился за одеждой и встретил там Джон Филипса. Он меня узнал и окликнул. Я, к стыду своему, не мог вспомнить, где мы виделись, пока он не представился. Пока мы стояли в очереди, он стал нахваливать «Wash&Go», рассказал, что рекомендует эту компанию всем своим работникам. И тут меня осенила интересная мысль. Я попросил его выяснить, пользовался ли услугами этой компании Гарри Симпсон. Филипс сказал, что узнает это и позвонит мне.

- Не понимаю, к чему ты ведешь. – сказал Майкл Кун.

- Смотрите, - продолжил я, - Стоун пользовался услугами «Wash&Go», это следует из того, что в кармане его пиджака я нашел их талон. Разговор с Филипсом натолкнул меня на мысль, что Гарри Симпсон тоже мог пользоваться услугами этой же компании. И, если ресторан «Посейдон» тоже является клиентом «Wash&Go», то это обстоятельство является тем, что мы ищем.

- А именно – тем, что объединяет все три несчастных случая. – прервал меня Стюарт.

- Да. – коротко произнес я.

Курт Донован схватил телефонную трубку и набрал номер.

- Фрэнк, привет. – проговорил Донован в трубку. – Не отвлекаю тебя? Скажи мне вот что. Ты не знаешь, ресторан «Посейдон» пользуется услугами какой-нибудь прачечной или клининговой копании?

После минутного молчания, которое показалось мне часом, Курт сказал:

- Спасибо, Фрэнк. – и повесил трубку. - «Wash&Go» - отрапортовал здоровяк. – Грузовик из «Wash&Go» каждый вечер забирает у них грязную посуду.

- Из заключения Роджерсов следует, что концентрация мышьяка на тарелках была в полтора раза выше, чем в еде. – сказал Джонсон. – Робинсон, ты гений.

В этот момент телефон на моем столе зазвонил. Я снял трубку, и Люси из центра приема звонков соединила меня со звонившим. Им оказался Джон Филипс.

- Еще раз здравствуйте, мистер Робинсон. Это Джон Филипс.

- Да, мистер Филипс, я узнал вас.

- Звоню по поводу вашего вопроса. Я только что побеседовал с одним из наших электриков, другом погибшего Гарри Симпсон, он подтвердил, что Гарри пользовался услугами «Wash&Go».

- Спасибо, мистер Филипс. – сказал я и повесил трубку. - Симпсон тоже был клиентом этой фирмы. – обратился я ко всем.

- Вывод напрашивается сам собой. Вопрос, кто это может делать. – произнес Мэтт. – У них огромный штат, так что теоретически, это может быть любой сотрудник.

- Не любой, - перебил его Майкл, - а лишь тот, кто имеет доступ к прачечным и моечным одновременно. А таких людей, я думаю, не так уж много.

- Уж не думаешь ли ты, что директор «Wash&Go» сам все это устроил? – спросил Джонсон.

- Если он и имеет к этому какое-то отношение, то уж точно совершил это не своими руками. – ответил Кун. – Честно говоря, Робинсон, - Майкл повернулся ко мне, - твои слова были для меня громом среди ясного неба. Подобная мысль даже не приходила мне в голову, но судя, по обстоятельствам дела, она имеет право на существование. Что ж, раз уж это твоя версия, то тебе ее и отрабатывать. Отправляйся в офис «Wash&Go» и поговори с их директором. Расспроси его о том, кто имеет доступ во все их помещения, а когда выяснишь это, скажи, что хотел бы побеседовать с этим человеком. Сам же опроси сотрудников и, как бы между делом, узнай у них, не проявлял ли директор в последнее время повышенный интерес к работе фирмы, не посещал ли лично моечный корпус.

- Понял. – коротко ответил я.

- Донован, отправляйся с ним,  поможешь в этом деле. – добавил Майкл.

Мы с Куртом отправились на Холихарст уэй.

На место мы прибыли в двенадцать часов дня. На этот раз я прошел в двухэтажный административный корпус. Донован, молча, следовал за мной.

Я подошел к охраннику у входа и, продемонстрировав удостоверение детектива, попросил проводить нас к директору.

- Сейчас обед, - ответил высокий блондин крепкого телосложения, - я узнаю, на месте ли мистер Дэвис.

Он снял телефонную трубку и набрал внутренний номер.

- Мистер Дэвис, к вам пришли из полиции. – проговорил он в трубку. – Хорошо. – добавил охранник после короткой паузы.

- Мистер Дэвис примет вас, - обратился к нам этот Голиаф. – Линда. – блондин обратился к девушке, стоявшей за стойкой администратора.  – Проводи этих людей к мистеру Дэвису.

Мы поднялись на второй этаж по массивной мраморной лестнице, следуя за очаровательной блондинкой. Кабинет директора располагался в восточном крыле здания. Девушка остановилась возле двери с табличкой «Патрик Дэвис. Директор».

- Вам сюда, господа. – произнесла она, указывая на дверь.

Девушка удалилась, игриво покачивая бедрами. Я постучал в дверь и дождался стандартного ответа: «Войдите». В кабинете сидел невысокий мужчина лет тридцати пяти.

- Здравствуйте, господа, проходите, присаживайтесь. – он указал на большой кожаный диван, стоявший возле окна. – Чем могу быть полезен?

- Детектив Робинсон, детектив Донован. - ответил я, доставая удостоверение. Курт последовал моему примеру. – Мистер Дэвис, мы занимаемся одним очень важным делом, и вы можете помочь нам в его расследовании.

- Если я действительно в силах помочь вам, то буду рад. О каком деле идет речь?

- Об убийстве. – ответил я. – У нас есть основания подозревать, что один из ваших сотрудников может быть причастен к этому.

- Убийство? – в голосе Дэвиса появилась тревога. – А что произошло.

- Мы не можем разглашать детали расследования. – проговорил Донован голосом не терпящим возражений. – Просто ответьте на несколько наших вопросов, и мы не станем вас больше задерживать.

Патрик Дэвис достал из помятой пачки сигарету и закурил. Я дал ему возможность сделать две затяжки и начал:

- Мистер Дэвис, ваша компания очень большая. Какой у вас штат?

- Порядка двух тысяч человек. – ответил Патрик после минутного раздумья.

- А сколько из этих человек имеет доступ ко всем помещениям вашего комплекса. Я имею ввиду моечные, прачечные и прочие помещения.

Дэвис задумался и сделал не спеша еще три затяжки.

- Пожалуй, только сотрудники сервисного центра и наш менеджер по качеству. – ответил он, выпуская струйку дыма в потолок.

- Сколько человек, в общей сложности? – спросил Донован.

- Сотрудники сервисного центра – это человек пять или шесть, плюс Барт Линдси, наш менеджер по качеству.

- У вас свой сервисный центр? Спросил я.

- Нет, мы пользуемся услугами «TechnicalSupport». – ответил Патрик.

Мы с Донованом, молча, переглянулись.

- Когда у вас были их сотрудники в последний раз? – спросил Курт.

- Примерно, два месяца назад, когда у нас поломалась сушилка.

Я прикинул время получения Томсоном записки и сразу отмел их причастность к этому делу.

- А ваш менеджер по качеству? – спросил Курт, глядя в свой блокнот, - Барт Линдси, он сейчас на месте?

- Одну минуту. – Дэвис снял телефонную трубку. – Барбара зайди ко мне.

Через минуту в кабинете появилась миловидная брюнетка.

- Вызывали, мистер Дэвис?

- Да. Барбара, на месте ли сейчас наш менеджер по качеству Барт Линдси?

- Барт Линдси на больничном, мистер Дэвис. – ответила девушка. – Он приболел на выходных.

- Откуда вам это известно? – поинтересовался я.

- Он сам позвонил в понедельник и попросил больничный на неделю. Сказал, что врач прописал ему постельный режим.

- Нам понадобится его адрес. – обратился Курт к директору.

Тот, молча, кивнул, и девушка вышла из кабинета. Она вернулась через несколько минут с листом бумаги и протянула его мне.

- Это адрес мистера Линдси. – прокомментировала девушка.

- Спасибо. – коротко ответил я и направился к выходу.

- Мы бы хотели побеседовать с вашими сотрудниками. – начал говорить Курт.

- Позже. – оборвал я его.

Донован недовольно посмотрел на меня.

- К вам приедет наш сотрудник. – бросил он на прощание директору и вышел следом за мной.

Курт смирился с тем, что Майкл был главным в команде, но себя он считал вторым человеком после Куна. Поэтому, естественно, не мог допустить, чтобы последнее слово осталось за мной, а не за ним.

- Ты забыл, что сказал Кун? – рявкнул он, когда мы оказались в коридоре.

- У нас еще будет время опросить тех, кто здесь работает. Они никуда не денутся, в отличие от Барта Линдси.

- На что ты намекаешь? – недоуменно спросил Курт.

- Ты сам слышал, что сказала секретарша Дэвиса. Барт взял больничный в понедельник. Сегодня среда. Его уже может не быть в городе, если он имеет отношение к несчастным случаям. Первым делом, к нему.

Донован взял у меня записку с адресом.

- Робинридж уэй, 3512. – прочитал вслух Донован. – Ты знаешь, где это?

- Прекрасно знаю, я снимаю квартиру в этом же доме.

Спустя пятнадцать минут, я уже колотил в дверь квартиры Линдси.

- Кто там? – раздался недовольный голос за дверью.

- Мистер Линдси, откройте, полиция. – громко произнес я.

Ответа не последовало.

- Мистер Линдси, откройте. – повторил я. – Нам нужно с вами поговорить.

- Убирайтесь. – гневно крикнул менеджер.

- Если вы не откроете, мы будем вынуждены взломать дверь. – сказал Донован.

Барт Линдси снова притих.

- Мы не имеем права ломать дверь, если нет подозрения, что в квартире совершается преступление. – прошептал я на ухо Курту. – Если ворвемся, то его адвокат нас разорвет.

- Мистер Линдси. – окликнул я хозяина квартиры.

И снова тишина.

- Черт, пожарная лестница. – выругался Донован и помчался вниз по лестнице.

Я замер в нерешительности. Если я сейчас кинусь за Куртом, то Барт может уйти. Я решил ждать. Курт опытный коп и в состоянии в одиночку задержать простого менеджера. Я прислонился к стене коридора и стал ждать. Спустя пару минут, дверь в квартиру приоткрылась. Значит Линдси по-прежнему внутри. Я дождался, пока он откроет дверь пошире, и ударил в нее плечом. Мой удар отшвырнул Барта в противоположный угол небогато обставленной комнаты. Он поднялся и ринулся к столу. Я хотел было сделать то же самое, но меня остановило дуло кольта тридцать восьмого калибра, смотревшее на меня.

- Мистер Линдси, положите оружие, я хочу только поговорить с вами.

- Не лгите мне! – крикнул Барт. – Я прекрасно знаю, зачем вы я вились. Если вы арестуете меня, он убьет мою жену и дочь.

- Кто их убьет, мистер Линдси? – спросил я, стараясь говорить как можно спокойнее.

В этот момент я очень жалел о том, что Донован помчался к пожарной лестнице, ведь теперь меня никто не прикрывает.

- Я не знаю его имени. Он похитил мою жену и дочь и велел выполнять его приказы.

- Этот человек заставил вас пропитать одежду двоих людей опасными веществами, верно? – просил я, стараясь сдержать дрожь в голосе.

- Вы не понимаете, - продолжал Линдси, - я не могу позволить ему убить мою семью.

- Я из полиции, мистер Линдси, мы поможем вам. Мы найдем вашу семью и арестуем того, кто их похитил.

Линдси немного успокоился и сделал шаг назад. В этот момент я увидел за окном Курта Донована. Он поднялся по пожарной лестнице и сейчас смотрел на меня с улицы. Он жестом показал мне, что все в порядке и стал бесшумно пробираться в открытое окно.

- Вы не в силах мне помочь. Мы с ним уже обо всем договорились. Моя семья будет жить, если вы ничего от меня не узнаете.

При этих словах он поднял пистолет и приставил его к своей голове.

- Мистер Линдси, нет! – крикнул я.

Курт, к этому моменту уже забравшийся в квартиру, бросился к Барту, но опоздал буквально на секунду. Грянул выстрел.

Линдси неподвижно лежал на грязном ковре, из его правого виска сочилась кровь, которая через несколько минут образовала лужу. Это был провал. Теперь все ниточки, ведущие к Лораку, были оборваны. В три часа дня Томсон собрал экстренное совещание в своем кабинете.

- Итак, - произнес шеф полиции, нервно расхаживая по кабинету, - расскажите мне, что мы имеем на данный момент.

- Начну с самого начала. – произнес Майкл Кун. – Убийство Джессики Ньюман в Карлайл парке было совершено ее любовником Гарри Симпсоном. Волосы жертвы были приглажены, глаза закрыты. Никто, кроме убийцы, не мог этого сделать. Так Гарри Симпсон стал нашим главным подозреваемым. Эта версия в дальнейшем подтвердилась, поскольку в  ста метрах от тела экспертам удалось обнаружить кусок провода, которым была задушена девушка.

Кун прокашлялся. То ли он действительно прочищал горло, то ли это было нервное.

- Самого Гарри Симпсона нам арестовать не удалось, - продолжил Майкл, - поскольку, спустя два дня после убийства, электрик Симпсон сам погибает в результате несчастного случая. Он отправился чинить обрыв проводов на своем участке и погиб от удара током. Через некоторое время заведующий городским архивом Брэндон Кросс сообщает Майку Робинсону о том, что после смерти Джессики обнаружена пропажа документов из той секции архива, за которую она отвечала. Эти документы представляют собой договоры купли-продажи жилых домов и квартир, акты приема-передачи, заключенные в период с 1942 по 1944 годы. Также исчезли все сведения о покупателях и продавцах. Спустя еще несколько дней, Льюис Стоун, начальник пожарного управления, сгорает заживо в собственном доме, а в ресторане «Посейдон» происходит массовое отравление посетителей.

Глен Томсон подошел к своему столу и наполнил стакан неразбавленным виски.

- После этих событий, - продолжил Кун, - вы, сэр, сообщаете нам о том, что вами была получена записка, содержание которой, я полагаю, вы помните, и нет нужды его повторять. Вы заподозрили, что смерть Симпсона и Стоуна не являются несчастными случаями и поручили нам неофициально заняться их расследованием. В рамках этого неофициального расследования криминалистам Джэку и Смиту Роджерсам удалось выяснить, что одежда Гарри Симпсона была пропитана иодидом серебра, сильным электролитом, одежда Стоуна – легковоспламеняющимся составом, а на посуде в ресторане «Посейдон» обнаружен мышьяк. Мы опросили соседей погибшего Стоуна и выяснили, что начальник пожарного управления в свое время работал правой рукой отца Джеймса Лорака, хозяина агентства недвижимости «SacramentoRealEstate» и основного конкурента мэра на выборах. Также один из соседей Стоуна конфиденциально сообщил нам, что в период с 1942 по 1944 годы «SacramentoRealEstate» активно продавала недвижимость гражданам Германии, сотрудничавшим с нацистским режимом. Так Джеймс Лорак стал нашим главным подозреваемым.

Шеф полиции уже наполовину осушил свой стакан с виски и закурил сигарету.

- В десятом доке ребята из отдела по контролю за оборотом наркотиков нашли тело пропавшей жены Гарри Симпсона. – продолжил Майкл. – Причем, судя по заключению судмедэксперта, она была уже мертва в то время, когда документы пропали из архива. И вот сегодня Робинсона посещает гениальная мысль. Изучая одежду Стоуна, он находит в кармане его пиджака талон из «Wash&Go». Вспоминает, что ему самому не мешало бы забрать вещи из стирки, и встречает там Джона Филипса, директора «TechnicalSupport», в которой работал погибший Симпсон. Филипс рассказывает Майку, что он сам и многие его сотрудники давно пользуются услугами этой компании. Робинсон просит его выяснить, пользовался ли услугами «Wash&Go» погибший электрик, и это подтверждается.

Томсон докурил сигарету и одним глотком прикончил содержимое своего стакана.

- Робинсон просит Донована выяснить, пользовался ли услугами «Wash&Go» ресторан «Посейдон». Выясняется, что «Wash&Go» каждый вечер забирала к себе на мойку грязную посуду из «Посейдона». Вот так мы и нашли звено, которое связывает все три несчастных случая, описанные в полученной вами записке. Робинсон и Донован отправились к директору «Wash&Go» и узнали, что единственным человеком, имевшим доступ ко всем помещениям, кроме самого директора, был менеджер по качеству Барт Линдси. Майк и Курт сразу отправились к нему на квартиру. Ну а дальнейшее вам известно. Барт Линдси застрелился.

- Правда, перед смертью, он сказал, что кто-то похитил его жену и дочь. – добавил я. – Он сказал, что его семья умрет, если он проболтается. Думаю, Линдси прекрасно сознавал, что если окажется в наших руках, то мы заставим его признаться.

- Поэтому и покончил с собой. – вставил Стюарт.

- Сдается мне, что Линдси был лишь пешкой. Если его семью действительно похитили, то выходит, что он действовал по принуждению. – произнес Джонсон. – И что-то мне подсказывает, что наш электрик Гарри Симпсон тоже убил свою любовницу Джессику не по собственной воле. Он изменял жене, поэтому его мучило чувство вины. Когда его жену похитили, то к чувству вины от измены стало примешиваться еще и чувство вины от осознания того, что он может стать причиной ее гибели.

- Поэтому, дабы спасти жену, он попросил свою любовницу выкрасть документы из архива и убил ее. Естественно, Джессика согласилась совершить кражу ради любимого мужчины, рискуя при этом потерять работу. – сказал Кун. – Все сходится.

- Все, да не все. – добавил я. – Тогда непонятно кто и зачем отправил записку с угрозой боссу.

Я посмотрел на Томсона, который в этот момент уже сидел за своим столом и нервно отпивал виски из стакана.

- Не проще ли было отправить ее газетчикам? – продолжил я. – Это бы мгновенно разошлось по всем газетам, и журналисты растерзали бы вас, мистер Томсон. В городе орудует серийный убийца, а полиция не в силах его поймать. Это очень сильный удар по репутации Холингдейла. Вместо этого записка оказывается у вас, сэр. Не вижу смысла.

- А вот я вижу. – вмешался Джонсон. – Мистер Томсон, а вы случайно не обсуждали это дело с мэром?

Стив посмотрел на Томсона, который недовольно поморщился при его словах.

- Это не твое дело, Джонсон. – резко ответил шеф полиции.

- На что ты намекаешь, Стив? – спросил Майкл.

- Насколько мне известно, - ответил Джонсон, - мэр Холингдейл сам пользуется услугами «Wash&Go» и является вип-клиентом этой компании. Каждую неделю он проводят уборку в его резиденции. А работу с такого рода клиентами всегда контролирует менеджер по качеству, который, как мы только что узнали и является нашим убийцам.

- Хочешь сказать, что жизнь мэра в опасности? – Томсон вскочил со своего места.

- Не жизнь, а репутация. А в разгар предвыборной компании это равносильно политической смерти.

Наше совещание прервала секретарша Томсона Маргарет. У нее был растерянный и даже испуганный вид.

- Босс, быстрее. – почти прокричала она. – Вам нужно это слышать.

Томсон выскочил из кабинета, мы последовали за ним. На столе Маргарет стоял радиоприемник, из которого раздавался приятный женский голос.

- Мы прерываем наше вещание для экстренного сообщения. – произнес женский голос. – В распоряжении нашей радиостанции оказалась аудиозапись, на которой мэр Сакраменто Холингдейл беседует с шефом полиции Томсоном.

Раздался короткий щелчок, после которого мы услышали голос нашего босса и мэра.

- Есть еще кое-что. Думаю, тебе следует это знать. – говорил шеф на записи. – Неделю назад я получил записку с угрозой. Точнее говоря, что это была угроза, я понял лишь сегодня, сопоставив события прошлой недели с содержанием записки.

- И что же это за события? – спросил мэр.

- Гибель электрика, смерть Льюиса Стоуна и массовое отравление в ресторане «Посейдон» - не случайные события. Возможно, в городе орудует серийный убийца.

- Что?! – прокричал мэр. – Ты это сейчас серьезно?

- Более чем. – ответил голос босса.

- Если это правда, - произнес мэр, - то это может разрушить всю мою кампанию. Пресса об этом знает?

- Нет, я никому не сообщал.

- Хорошо. Позаботься о том, чтобы твои люди тоже держали рот на замке. Мне шумиха ни к чему. Пресса ничего не должна разнюхать. Ты меня понял, Глен?

- Да.

- Как вы сами могли только, что слышать, - снова раздался приятный голос ведущей, - действующий мэр Холингдейл оказывает давление на полицию, заставляет шефа полиции Томсона скрывать тот факт, что в городе орудует серийный убийца. Ему важна лишь победа на выборах и за эту победу он готов заплатить жизнями горожан.

Это был конец. Теперь мне все стало ясно. Вот почему записка была отправлена Томсону, а не газетчикам. Лорак прекрасно знал, что мэр и шеф полиции друзья, и Томсон непременно будет советоваться с мэром в таком щекотливом деле. Поэтому Барт Линдси установил прослушку в доме мэра, когда сотрудники «Wash&Go» проводили уборку. И эта запись поставила крест на предвыборной компании Холингдейла. Теперь мэром города точно станет Джеймс Лорак.

 

 


Эпилог

 

Выдержка из отчета криминалиста Джэка Роджерса от 27 июля 1985 года:

 

«…Среди прочих вещей, попавших на экспертизу, имеются два белых конверта из плотной бумаги. Один из них найден в доме погибшего Гарри Симпсона, одежда которого была пропитана иодидом серебра. В конверте находилась записка следующего содержания: «Делай то, что тебе приказали или получишь свою жену по частям». Помимо записки в конверте находилась прядь черных волос, очевидно, принадлежавших женщине. Второй конверт был обнаружен в доме Барта Линдси. В конверте находилась записка следующего содержания: «Делай то, что тебе приказали или никогда не увидишь свою семью». Помимо записки в конверте находился детский бант синего цвета.

 

Я тщательнейшим образом исследовал как сами конверты, так и их содержимое, однако, мне не удалось обнаружить отпечатков пальцев, следов слюны для определения ДНК или каких-либо иных следов.»

 

 

 

27 июля 1985 года                                

 

 

 

 

 

 

 

 

Криминалист Джэк Роджерс                   

 

   

 


Добавить комментарий

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый гость,
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться на сайте
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.