Сказка об Ильиче

автор: Ал Гор

ВЕСЁЛАЯ СКАЗКА О ВЛАДИМИРЕ ИЛЬИЧЕ ЛЕНИНЕ

98-й годовщине «Великого Большевистского Переворота 24 октября 1917 года» посвящается

 

Эта сказочка, для детей и взрослых, о том, как однажды появился на свет Вова Ульянов, который никогда не работал (категорически не желал!), а посвятил свою жизнь делу мировой коммунистической революции. Ну и что он натворил, эта сказочка и поведает....

 

Как в обычный день родился Ильич....

Об этом поведал миру советский революционный поэт Демьян Бедный в своём патриотическом стишке «Никто не знал»

 

Был день как день, простой, обычный,
Одетый в серенькую мглу.
Гремел сурово голос зычный
Городового на углу.
Гордяся блеском камилавки,
Служил в соборе протопоп.
И у дверей питейной лавки
Шумел с рассвета пьяный скоп.
На рынке лаялись торговки,
Жужжа, как мухи на меду.
Мещанки, зарясь на обновки,
Метались в ситцевом ряду.......
Никто не знал, Россия вся
Не знала, крест неся привычный,
Что в этот день, такой обычный,
В России... Ленин родился!

<22 апреля> 1927

 

Почти первоапрельская шутка (авторская пародия)

 

Был день обычный и, как всегда, простой:

в своею тёплой будке спокойно спал городовой,

и голосом своим, сурово зычным, так храпел,

что дворник пьяный, по соседству, совсем осоловел...

В трактире, по соседству, уж с утра народ гулял,

городовой им не мешал, поскольку он спокойно спал,

в рядах торговых, бабы весело кричали,

наряды да обновки выбирали,

у дома публичного, нищий студент стоял,

и всё попасть в сей дом мечтал,

на каланче, пожарный тупо на пожар глазел,

а в сторону Симбирска, мерзавец не смотрел,

а в этот час, в Симбирске Вовочка родился...

Такой кошмар, народу российскому не снился!

Не повезло России, твою мать!

Нашла ж еврейка, место и время, где рожать!

Нет, что б, за океаном, в Америке родить:

Вот славно было б нам сегодня жить!

 

Как же тяжело вести народ к коммунизму

Был жаркий летний день: 30 градусов в тени и 40 — на солнце. Владимир Ильич Ленин стоял на постаменте, в шерстяном костюме тройке, в шерстяном пальто и в шерстяной кепке, правой рукой указывая путь к коммунизму, а левой держался за сердце, и не мог даже вытереть пот со лба. Если кто-то из вас спросит, а почему же товарищ Ленин не мог вытереть пот со лба (?), то, скорее всего, он невнимательно прочитал третью и четвертые строчки этого повествования. Ладно, я отвечу на этот вопрос: если бы товарищ Ленин попытался бы вытереть пот со лба левой рукой, то мог бы потерять сердце, а если бы он решил вытереть пот со лба правой рукой, то народ мог бы потерять путь к коммунизму! Вот почему товарищ Ленин стоял на постаменте, изнывая от жары, и мучился. Теперь вы понимаете, как нелегко быть вождём мирового пролетариата?!

Но тут над товарищем Лениным вдруг появилась черная тучка и пролилась на товарища Ленина живительным кислотным дождём. Тут товарищу Ленину сразу полегчало, он даже слегка ожил и стал осматриваться вокруг. «И где я нахожусь?» - никак не мог понять товарищ Ленин, что совершенно не удивительно, поскольку он мог находиться в каждом городе и посёлке Российской Федерации, и было бы просто удивительно и не понятно, если бы в каждом городе и посёлке Российской Федерации люди не встречались бы ежедневно и еженощно со своим любимым вождём!?

Так и не поняв, где он находится, товарищ Ленин попросил своего старого фаната, который в это время положил у ног вождя засохшую гвоздику, позвонить товарищу Сталину. Но товарищ Сталин не отвечал. Не отвечал и товарищ Дзержинский. «Что за хрень? - подумал товарищ Ленин. - Куда они все подевались?» Тогда товарищ Ленин обратился к своему престарелому фанату с вопросом: «Послушайте, уважаемый, а что я тут делаю? А Почему я не в Кремле? И почему я, черт побери, не могу утереть пот со лба?»

Тут престарелый фанат товарища Ленина объяснил любимому вождю, что он уж сто лет, как помер, товарищи Дзержинский и Сталин тоже давно померли, но сам товарищ Ленин остаётся вечно живым и вечно молодым, даже несмотря на то, что давным-давно его мумия покоится в Мавзолее, в самом сердце Москвы!

Другой бы товарищ, на месте товарища Ленина, узнав, что он вечно молодой и живой, наверняка бы обрадовался! Но товарищ Ленин так устал от жары, от холода, от непогоды, от кислотных дождей, в конце-концов, от собак, писающих ему на ноги на протяжении вот уже 90 лет, что ему ужасно хотелось покоя и прохлады земной могилы. «Неужели меня предать земле?» - простонал товарищ Ленин.

«Никак нельзя!» - ответил престарелый фанат.

«Но почему?» - взмолился товарищ Ленин.

«На это есть много причин. Во-первых, кто тогда будет указывать народу путь к коммунизму? Во-вторых, как же народ сможет жить без своего любимого вождя? И, в-третьих, товарищ Путин не позволит, чтобы из памяти народа исчезло имя великого вождя пролетариата товарища Ленина!»

Вот и стоит до сих пор товарищ Ленин во всех городах и весях Российской Федерации и думает: «Черт с ним, с коммунизмом! Покоя хочу!» Да только никто его и не слышит....

 

Голоса из народа:

«Ну мучается мужик на постаменте! Давайте снимем его?»

«Незя! Не допустим!»

 

В городе «N» стоял на постаменте, изнывая от жары, товарищ Ленин, и указывал трудящимся, - рабочим и крестьянам,- путь к коммунизму. А трудящимся в голову даже не приходила мысль, а почему в городе «В» товарищ Ленин указывает путь к коммунизму совсем в другом направлении? То же самое и в городе «Ж» и в прочих городах и весях огромной страны... А в городе «Г» позолоченный товарищ Лени рукой и вовсе на небеса указывает! Вы что, засомневались в том, что товарищ Ленин не знал, в какой стороне коммунизм искать? Разумеется знал! Сам-то он коммунизм ещё при своей жизни нашел. А то что товарищ Ленин во все стороны рукой указывал, так это и ежу понятно: в какую сторону не пойдёшь, всюду коммунизм найдешь, ежели не устанешь искать и если тебе на этой твоей жизни хватит... А вы что думали? Это вам не сказка, где золотые клады проще пареной репы отыскать! Трудящимся изрядно попотеть придётся, прежде чем путь к коммунизму отыщут, ежели повезёт. Вот и ищут, бедолаги, свой коммунизм уже 90 лет и никак не найдут...

А вы заметили, что вождь трудящихся никогда рукой себе за спину не показывает, и знаете почему? Тем самым он даёт понять трудящимся: назад, в прошлое, не возвращайтесь, - там хоть и станете богатыми и зажиточными, но коммунизм точно не найдёте! Вот таким мудрым был и остаётся наш дорогой и любимый товарищ Ленин. Чтобы мы без него делали? Как бы жили? Просто невозможно представить!

А товарищ Ленин в это время так мучился, так страдал! Никому не пожелаю таких страданий: 90 лет стоймя стоять, ни присесть, ни прилечь, да и рука, указывающая путь к коммунизму, давно уж онемела и вот-вот отвалится. «И почему меня трудящиеся по христиански не похоронят?» - думает товарищ Ленин, да только сказать ничего не может. И слышать не хотят старички, так горячо и безумно любящие своего вождя, чтобы его захоронить по-христиански. А кто ж тогда путь к коммунизму им показывать будет? И время от времени, старички приходят к постаменту товарища Лена и начинают пристально вглядываться в ту сторону, куда рука вождя протянута, - где коммунизм должен находиться. Стоят старички у ног товарища Ленина и мечтают о коммунистических пенсиях, таких огромных, что даже Роману Абрамовичу не снились. Да что там! Сам товарищ Президент о таких пенсиях не мечтает....

Ну, со старичками всё понятно: нельзя же, на самом деле, у стариков мечту отнимать! А вот среди молодежи другое настроение царило. И вот, как-то раз, в городе «N» молодежь решила снять товарища Ленина с постамента, чтобы больше так не мучился, и предать его земле, по христиански. Но об этих подлых и коварных планах молодежи узнали старички и тут же позвонили в Москву, своему главному защитнику, старому петуху по кличке Зюган. Петух Зюган, как услыхал, что товарища Ленина, какая-то кучка оголтелых хулиганов решила от земных мук избавить, так сразу сел в самолёт и бизнес классом (так быстрее...ну, и удобнее...) прилетел в город «N». Собрал петух Зюган кучку старых кур и привёл их к товарищу Ленину. Старые куры окружили товарища Ленина и раскудахтались: «Кто посмеет дотронуться до нашего любимого вождя, глаза выклюем!» Никто со старыми курами не стал связываться, и товарищ Ленин остался стоять на постаменте, изнывая от жары, но твёрдо указывая старым курам и петуху Зюгану путь к коммунизму.

Вообщем, отстоял петух Зюган честь и достоинство товарища Ленина и поспешил об этом товарищу Президенту доложить. Как услыхал товарищ Президент эту радостную новость, так сразу побежал к товарищу Ленину, который в мавзолее спал вечным сном. Прибежал товарищ Президент к товарищу Ленину, положил к его ногам засохшую гвоздичку и сообщим ему радостную новость: «Не дали мы тебя в обиду, дорогой товарищ Ленин, и не дадим! Да и зачем тебе в сырой земле лежать? Ещё и радикулит схватишь. Разве тебе здесь плохо? Так что спи спокойно, дорогой и любимый товарищ Ленин, а я буду охранять твой покой!»

 

Вечно живой Ильич

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был старик, которого Аладином прозвали за его страсть к старым масляным лампам. Однажды нашел он на свалке старую масляную лампу, на которой едва заметно проступала надпись: «Заветы Ильича». Взял Аладин эту лампу принёс домой и стал оттирать. Тёр-тёр, и вдруг из лампы дым пошел, и превратился дым в забавного бородатого господина в черном костюме-тройке, в большой кепке и с добрым взглядом прищуренных глаз.. Милый бородач в кепке тот час вскинул руку, указывая пятернёй в заоблачную даль, прищурил левый глаз и картавым голоском воскликнул:

«Здо'гово, батенька! Как поживаешь? Наве'гноех'еново?»

«Бывает иногда и хреновато поживаю... А ты откель знаешь об ентом?» - удивленно протянул мужик.

«Эх, голубчик, как же мне не знать, что мужик х'еново живёт! Вот я и явился, чтобы показать мужику до'гогу в светлую жизнь!» - прокартавил человек в кепке.

«А ты кто будешь, мил человек?» - спросил мужик.

«Я, Ильич! Вождь ми'говогоп'олета'гиата и беднейшего к'естьянства, поми'гающего с голоду» - ответил Ильич.

«Ну я то не бедный крестьянин. Я весьма зажиточный. Крепкий середняк, значится, и с голоду уж точно не помираю!» - с гордостью произнёс мужик

«Не беда, что с голоду не поми'гаешь.П'идёт время, - 'гаскулачим, голубчик, и уж тогда точно пом'ёшь! Я уж знаю, что гово'ю!» - заверил мужика Ильич.

«Как это гаскулачим? Непонятно выражаешься, мил человек...» - озадаченно проговорил мужик.

«П'идёт время, и всё у'газумишь, батенька! А пока, я тебя в светлую жизнь поведу, кото'гая коммунизмом называется!» - по-отечески Ильич мужику говорит.

«И в какой стороне эта светлая жизнь поджидает?» - заинтересованно спросил мужик.

«А светлая жизнь, вон в той сто'гоне находится, куда я 'гукой указываю!» - ответил Ильич

Мужик оглянулся, чтобы коммунизм разглядеть, да только глухой темный лес увидал и сердито проговорил:

«Да ты что, Ильич, спятил? Какая светлая жизнь может быть в ентом глухом лесу, где одни злые, голодные волки обитают?»

«Эх, батенька! Ничего вы мужики, за де'гевьями'газглядеть не можете! Вас, как малых детей, за 'гучку надо в светлую жизнь вести! Вот я вас всех и поведу в светлую жизнь, куда до'гогу только я и знаю!» - назидательно проговорил Ильич.

«А расскажи мне про светлую жизнь, куды ты меня отвести собрался, а я пока цигарку раскурю. Хошь закурить?...» - мужик говорит.

«Я, батенька, не ку'ю. Уж сколько живу, и всё живу не ку'я! А о светлой жизни охотно, голубчик, 'гасскажу! Весьма охотно! Буду 'гад! Буду 'гад! Уж я то светлой жизни насмот'гелся, пока по Ев'гопе'газъезжал!»

«А разве Европа в той стороне? - Удивился мужик, указывая в сторону леса. - Европа ведь на Западе, а ентот лес — на Востоке будет?»

«Так я, голубчик, про Ев'гопупr'осто так сказал, в качестве п'гиме'га светлой жизни! Но не в Ев'гопу я вас мужиков поведу, а в Коммунизм!» - ответил Ильич.

«А что енто за зверь такой, Коммунизм?» - поинтересовался мужик.

«Я, голубчик, поведу тебя в такую заоблачную, неведомую даль, кото'гая Коммунизмом называется, где будет настоящий 'Лай пли жизни. 'Габотать никто не будет! Поскольку не будет в этом ни какой необходимости! Все фаб'гики и заводы будут п'гинадлежать'габочим! Вся земля будет п'гинадлежатьк'естьянам!» - вдохновенно начал Ильич, но его перебил мужик.

«И мне тоже земля достанется?»

«А как же, голубчик! Обязательно достанется! Бе'ги сколько сможешь!» - заверил мужика Ильич.

«Я, мил человек, чего не пойму? Ежели фабрики будут принадлежать рабочим, а земля крестьянам, то как не работать-то? Не работать никак нельзя!» -удивился мужик.

«Не ты пе'гвый мне такой вопрос задаешь, мил человек. И я те'гпеливо объясняю каждому индивидууму и всем массам т'гудящихся и к'естьян, что 'габотать п'илётся только на ст'ойках социализма, чтобы ко'гмить большевиков, кото'гые будут 'гуководить эти 'гандиозным ст'оителсьвом, а когда социализм пост'оим и войдём в Коммунизм, то в Коммунизме, большевикам 'габотать не будет никакой необходимости!»

«Это как это? Никто работать не будет? С голоду вес помрут, что ли?» - удивился мужик.

«Ну сам посуди, батенька, - зачем 'габотать, ежели при Коммунизме 'кугом будет сплошное изобилие! Прям, как в 'Лаю!» - вдохновенно произнёс Ильич.

«Ну что ты мне тут сказки рассказываешь! Кто не работает, тот не ест!» - откликнулся мужик.

«И вовсе это и не сказки! Мы, большевики, пост'гоим такое светлое будущее, где каждому г'ажданину, включая дитя малое, будет п'едоставлено всякое благо по его пот'гебностям и желаниям! Я же сказал тебе, голубчик, что я поведу тебя в земной 'Лай, кото'ый я пост'гою! Хотя, я неп'гименно учту твоё замечание «Кто не 'габотает, тот не ест! И я уже п'гидумал, как я это сделаю! Я дам к'естьянам землю. Это будут колхозы, то бишь, коллективное хозяйство». Все к'естьяне будут 'габотатать, 'габотать и 'габотать в колхозах за т'гутодни. А кто не будет 'гaботать, тот, батенька, не будет есть! А мы, большевики, п'госледим за этим!»» - сказал Ильич.

«А кто такие большевики?» - поинтересовался мужик.

«Кто такие большевики, сп'гашиваешь? Я тебе, голубчик, буду 'гад 'газъяснить! Большевики, это те бойцы за свободу и счастья на'года, кото'гыесве'гнут ненавистного ца'я и возьмут власть в свои крепкие 'гуки! Сейчас нас, большевиков пока маловато, но когда мы захватим власть, все станут большевиками!»

«Прям таки все? И я тоже?» -удивился мужик.

«П'гавильно, голубчик, 'гассуждаешь! Большевиками станут только самые лучшие и преданные делу 'геволюции люди! Пусть их даже будет меньшинство, но в их сильных 'гуках будет власть! А остальное быдло будет социализм ст'гоить, а затем и коммунизм- разъяснил мужику Ильич.

«Так енто что же получается? Ентой светлой жизни, ентого Коммунизма и земного Рая ещё нет? Его ещё построить надо?» - изумился мужик.

«А ты, батенька, знаешь такую погово'гочку, что без т'уда, не вытянешь и 'гыбки из п'уда?» - ехидно усмехнувшись, спросил Ильич.

«Как же не знать! Каженый божий день так и живём, трудимся с утра до ночи!» - мужик отвечает.

«Небось, голубчик, ноги болят, 'rуки болят, поясница болит от такого непосильного т'уда?» - сочувственно спросил Ильич.

«Ну кудыж деваться? Болить. Ещё как болить.....» - сокрушенно вздохнул мужик.

«А вот у меня, голубчик, ничего не болит, поскольку меня мой гениальный ум ко'мит! Вот я и п'идумал, как не 'габотать и жить пли коммунизме! Гениальная идея! Но ты не сок'ушайся! Ещё малость пот'удишься, пока коммунизм ст'оить будем, а потом живи в своё удовольствие!» - заверил мужика Ильич.

«А долго придётся трудиться, пока ты коммунизм построишь?» - озадаченно спросил мужик.

«А ты, батенька вот что мне скажи: хочешь ты жить счастливой жизнью и ничего не делать?» - прищурив хитро глаз, спрашивает Ильич.

«Мужик почесал затылок и говорит: «Ну уж и не знаю... Не привычно как-то.... Не с руки.... Мужик работать привык...»

«Ну хо'ошо. А желаешь ли ты пост'гоить коммунизм для своих детей и внуков?» - спрашивает Ильич.

«Это чтоб мои дети и внуки не работали и на халяву жили?» - уточняет мужик.

«Ну, что-то в этом 'годе» - отвечает Ильич.

«Ну нет уж! Такой халявной жизни сам не хочу и детям своим не позволю так жить!» - сердито мужик отвечает.

«Ну а как насчёт того, голубчик, что пли коммунизме все женщины станут общими, достоянием госуда'гства, так сказать, и каждого мужика в отдельности и всех мужиков вместе? Сладкая жизнь! Можешь мне пове'ить!» - произнёс Ильич, хитро прищурив правый глаз.

«Это что же такое, мил человек? Жены не будет? Семьи не будет? Детей родных не будет? Мне такой коммунизм не нужон!»

«Да ты, батенька, даже не представляешь, какой 'кепкой была наша любовь с Надеждой Константиновной! Чем больше я ей изменял, тем больше она меня любила! Прям по Пушкину!» - проговорил Ильич.

«Это не по мне! Не нужон мне твой коммунизм!» - ответил мужик.

«Ну, как с вами, се'гыми мужиками, коммунизм ст'гоить?!Вы, батенька, в своих политических взглядах и своём ми'говоз'ении напоминаете мне слепого к'ота. Уж не знаете, куда и податься, все 'гоете и 'гоете свои ямы. А жизнь, она-то 'ядом! 'Ядом жизнь! И люди 'ядом! И коммунизм не заго'гами! Нету у тебя, батенька, никакого позитивного жизненного опыта! Вот пожил бы с моё на халяву, тогда бы понял, что такое сладкая жизнь!» - проговорил Ильич.

«Нет, нет, нет... Ежели сладкая жизнь на халяву, то такой сладкой жизни мне не надо!» - заупрямился мужик.

Ильич озабоченно потер лоб и сказал: «Ты вот что, голубчик! Скажи ка мне своё имя и фамилию!»

«А на кой ляд тебе моя фамилия?» - удивился мужик.

«Да я, батенька, позабочусь о том, что бы тебе очень хо'гошую'габоту ст'гоителя коммунизма подыскали, чтобы ты без 'габоты не скучал и 'габотал и 'габотал на благо коммунизма!» - сказали Ильич, посмотрев на мужика добрым отеческим взглядом.

«Да мне и своей работы хватает, а другой мне и не надобно. Так что, благодарю покорно, господин хороший» - мужик отвечает.

«Благода'ить будешь, когда 'гаскулачим тебя! А сейчас ступай, 'габотай. Да побольше хлебушка вы'гасти!» - сказал Ильич.

«Спасибо тебе на добром слове. И тебе дай Бог здоровья!» - мужик отвечает.

«Ну вот что, батенька! Заболтался я тут с тобой, глупым да не обтёсанным, а мне ведь надо ми'говой'геволюцией заниматься! Ты, голубчик, нако'гми- ка меня, вином хо'гошим угости, да спать уложи с твоей женой или доче'гью, как при коммунизме. Окажи достойный п'гиём вождю ми'говогоп'голета'гиата!» - устало произнёс Ильич.

Тут мужик не вытерпел, вскочил, схватил Ильича за шкирку и обратно в лампу запихал, а лампу в мусор выбросил.

Вроде бы на этом история с Ильичом и утопическим «народным коммунизмом» должна была бы закончится, ан нет.... Верные ученики и соратники Ильича разыскали эту старую лампу на свалке истории и поместили её в мавзолей на вечное хранение и поклонение, а сами власть захватили и для себя родимых коммунизм построили: сами не работают и живут на халяву, как в Раю. Заводы и фабрики новоиспеченным олигархам отдали. Землю крестьянам не дали, а крестьян раскулачили и в колхозы загнали, как рабов, чтоб большевиков кормили.. Народную нефть и газ источником своего личного обогащения сделали. А для остального народа, вместо обещанного коммунизма, коммуну построили, где всё общим стало: общее жильё,- коммуналки и бараки, одинаково общие и низкие зарплаты, и общие беды, разумеется. А однажды, товарищи большевики собирались Санкт-Петербург снова Ленинградом обозвать, да вовремя спохватились, вспомнив реакцию Ильича на предложение рабочих переименовать Петроград в Ленинград: «А все-таки неважнецки звучит Ленин'гад! Гадко звучит, издевательски! И Ленин'гадская область режет ухо!»

И вправду: гадко звучит и режет ухо!

Говорят, что Ильич и по ныне, по ночам, бегает по своему мавзолею и требует: «Ве'гните меня в Коммунизм!», и рукой на Кремль показывает.... А вот верный ученик и последователь Ильича, товарищ Гена Зюган, выучил наизусть все утопические обещания своего «Великого Учителя» и, начисто запамятовав все печальные уроки большевистской истории, не устаёт твердить народу: «Народ! Приведи нас, коммунистов, к Власти и мы тебе с три короба наобещаем! Заводы и фабрики вернём пролетариату! Землю отдадим крестьянам и возродим колхозы! Построим коммунизм! Вперёд, к победе коммунизма!» Себе то Зюган давно уже личный коммунизм построил, за государственный Кремлёвский счёт, а теперь вот о благополучии народа «печётся» и зовёт «свой народ» в заоблачные коммунистические дали..... А добросовестно отхрюкав свои «оппозиционные» лозунги, Зюган и прочие «оппозиционеры-либералы» спешат к Кремлёвскому корыту, чтобы нажраться черной икры....

Как тут не вспомнить Бориса Ельцина, который на президентских выборах 1996 года, в борьбе с Зюганом, предложил избирателям дилемму из двух зол выбрать наименьшее: либо криминальную демократию волчьего капитализма, который ему построили Чубайс с Гайдаром, пока царь пьянствовал, либо заоблачные, кровавые дали коммунизма. Тогда, (что ныне уже не является государственной тайной), во тором туре победил Зюган, но «правильно» подсчитанные голоса председателем ЦИК, старательным господином и честнейшим ленинцем Николаем Рябовым, позволили Ельцины узурпировать власть (фактически было совершено тягчайшее государственное преступление, за которое никто не ответил и поныне...). Впрочем, как «правильно» умеет подсчитывать голоса избирателей нынешний председатель ЦИК РФ г-н Чуров, мы все хорошо знаем. А «правильно» подсчитывать голоса большевики научились давным-давно. Они весь мир удивили, придумав формулу 2х2= А сколько надо, Товарищ?! И как ведь прекрасно работала эта формула! С какой удивительной точностью подсчитывала голоса народа, отданные за родную коммунистическую партию и любимых Руководителей! Из года в год 99,9% населения, включая младенцев, голосовали «правильно» и лишь 0,1%, какие-то гнусные ничтожества (в семье не без урода...) воздерживались от голосования за любимых большевиков, да и то только потому, что их как подлых диссидентов выгоняли вон из светлой страны, где так вольно дышит человек! По этой волшебной формуле и поныне живут потомки большевиков, верные ленинцы, захватившие власть на постсоветском пространстве. Большевики и их потомки «демократы» утвердили в жизнь ещё одну незыблемую аксиому: Чем хуже живёт народ, чем больше проблем в экономике, чем сильнее коррупция, чем стремительнее растут цены на продукты питания, тем быстрее растут рейтинги тех, кто у Власти! Работает всё та же формула 2х2= А сколько надо, Товарищ?!

Лично я желаю жить по формуле 2х2=4, а потому в 1918 году (если доживу) буду голосовать за Шведский социализм. Вопрос лишь в том: а кто будет правильно подсчитывать голоса избирателей?.....

 

Демьян Бедный веселился, а народ прослезился...

 

Демьян Бедный «НАША РОДИНА»

 

Дворяне, банкиры, попы и купечество,
В поход обряжая Тимох и Ерем,
Вопили: «За веру, царя и отечество
Умрем!»
«Умрем!»
«Умрем!»
И умерли гады нежданно-негаданно,
Став жертвой прозревших Ерем и Тимох.
Их трупы, отпетые нами безладанно,
Покрыли могильная плесень и мох.
«За веру!»—
Мы свергли дурман человечества.
«Царя!»—
И с царем мы расчеты свели.
«Отечество!»—
Вместо былого отечества
Дворян и банкиров, попов и купечества —
Рабоче-крестьянское мы обрели.
Бетоном и сталью сменивши колодины,
Мы строим великое царство Труда.
И этой — родной нам по-новому — родины
У нас не отбить никому никогда! 
1 августа 1934
Однако, далеко не все разделяли восторженный визг бедного Деиьяна..

«КАК ТИМОХ И ЕРЁМ ОБМАНУЛИ»

 

Володя и Лёва (детишки купечества),

запудрив мозги у Тимох и Ерём,

убили и Веру, Царя и Отечество,

вопя из Лозаны: «За свободу умрём!»

Да вот умирать за «свободу» отправили

крестьян и рабочих, царя сыновей,

а сами, спокойно и сытно, убийствами правили,

«С победой, Володя!» «Ну, Лёва, налей!»

Цена той «победы» - диктаторский Молох,

тринадцать милльёнов он жизней забрал,

могилам обманутых — плесень и мох,

и Власть бесконечная — тем, кто так врал.

Ну а Тимохи с Ерёмами что получили? -

«Рабоче-крестьянскую, советскую власть»

Крестьян — рабами колхозов жить научили,

Рабочих — кирпичики в «Царство свободы» без отдыха класть.

Тимохи с Ерёмами, сил не жалея,

всю жизнь свою строили «Царство Труда».

И что же построили? Дом мавзолея,

где спит преспокойно их Вождь... Навсегда?....

 

Сказка ждёт своего конца....

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Добавить комментарий

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый гость,
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться на сайте
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.