Бар "На распутье"

автор: Artemmm

Как вам рассказ

Отличный
Хороший
Так себе
Не понравился

Лицо… Лицо, смотрящее на тебя с другой стороны зеркала… Чье это лицо? Твое? Или может быть, ты видишь лицо чужака, совершенно недоумевая, кто этот человек, смотрящий на тебя с другой стороны зеркала?

Далеко не многим посчастливилось в возрасте тридцати двух лет лицезреть в зеркале того, кого они видели в своих детских мечтах. Успешного, воплотившего в жизнь все задуманное… Эдакого джинна, исполнившего детские и подростковые мечты, который теперь смотрит на тебя взглядом исполненным чувства собственного достоинства и излучающим спокойную уверенность в завтрашнем дне. Сергей, к сожалению, не был из числа таких счастливчиков. Лицо, которое он по утрам видел в зеркале, напоминало ему лишь о несбывшихся мечтах, разбитых жестоким миром надеждах; это лицо смотрело на него взглядом, исполненным горечи и сожаления, а вместе с тем, в этом взгляде была и злоба на окружающий мир, на его несправедливость и жестокость. Само собой разумеется, что на работе этот взгляд был совсем не таким. Сидя за своим рабочим столом, и, беседуя с очередным потенциальным клиентом, взгляд Сергея излучал энтузиазм и уверенность; но мало кто обладал достаточной проницательностью, чтобы понять, что на самом деле этот взгляд излучает мольбу и надежду. Он как бы говорил «ну прошу тебя, подпиши контракт». О да, Сергей был далеко не самым лучшим сотрудником той маленькой страховой фирмы, в которой работал. Возможно, потому что роль страхового агента совершенно не вписывалась в сценарий его жизни, а, возможно, просто потому что он настолько был разочарован в жизни, что ему вообще не подошла бы никакая роль, кроме роли Диогена, живущего в бочке и философствующего о жизни.

Прошло уже полгода с того момента, как он развелся со своей женой (теперь уже бывшей женой), однако, до сих пор его всего трясло от негодования. Когда его мозг не был занят работой, он не упускал возможности посвятить пару-тройку минут мыслям о том, какая же сволочь его бывшая жена! И как только она могла уйти от него к другому! Он ведь делал для нее все, а она, мало того, что не ценила его, так еще и постоянно ставила ему в пример его друзей, которые были более успешны, чем он; знакомила его со своими друзьями, которые тоже были более успешны, чем он. Разумеется, она говорила, что знакомит его со своими успешными друзьями для того, чтобы они взяли Сергея к себе на работу и помогли ему вырваться, наконец, из того замкнутого порочного круга, который он зовет своей жизнью. Но нет. В глубине души Сергей всегда знал, что она делала все это лишь для того, чтобы унизить его, показать ему собственную несостоятельность, уязвить его самолюбие и посмеяться над ним. Естественно, прожив два года в такой атмосфере взаимных упреков, они с Еленой пришли к единственно возможному выходу из сложившейся ситуации, то есть к разводу. Таким образом, еще одна его мечта о самореализации рухнула, как карточный домик.

Конечно же, как и любого разочарованного в жизни человека (хотя мы-то с тобой знаем, дорогой читатель, что это разочарование в жизни лишь маска, которой прикрывается разочарование в себе, презрение к самому себе) Сергея не раз посещали мысли о суициде. В этом был весь Сергей (впрочем, как и все близкие ему по складу характера люди). Когда у него что-то не получалось, он предпочитал бросить это, нежели искать способ что-то исправить или изменить. И, если не получается нормально жить, значит нужно бросить жить. Но горькая правда в том, что людям, которым не хватает смелости и решительности коренным образом изменить свою жизнь, как правило, так же не хватает смелости и на то, чтобы уйти из жизни. Так что все его помыслы о суициде так и остались лишь помыслами, что, как мы увидим дальше, пошло ему только на пользу.

Очередной рабочий понедельник начался, как и всегда, с планерки, на которой директором страховой компании, в которой работал Сергей, было озвучено, что фирма терпит жуткие убытки, что клиентов становится все меньше и меньше и, что, если в ближайшее время ситуация коренным образом не изменится, то всем сотрудникам придется разойтись в поисках новой работы. Директор представил на обозрение своих подчиненных перечень потенциальных клиентов, подписание контрактов с которыми должно было на какое-то время спасти фирму от неминуемого краха, распределил приоритетность клиентов согласно опыту работы и успеху в страховом деле своих сотрудников и закончил свою пламенную речь довольно весомым заявлением:

- Тот, кто не сумеет подписать контракт с порученным ему клиентом, может завтра же нести мне заявление об увольнении по собственному желанию.

Довольно серьезное заявление, особенно, учитывая то, что штат фирмы состоял в большинстве своем из страховых агентов, которых по тем или иным причинам уволили из успешных страховых компаний.

Сергею, как одному из худших сотрудников, для ведения переговоров достался директор захудалого полуразвалившегося сельскохозяйственного предприятия, которого надлежало убедить в том, что страхование урожая – есть залог успеха в сельскохозяйственном производстве. Встреча с ним была назначена на семь часов вечера, и Сергей сразу же занялся приготовлениями к ней. Он тщательным образом подготовил речь, которая, по его мнению, однозначно должна была убедить директора предприятия застраховать урожай. Сергей отыскал в интернете массу примеров того, как страхование урожая многократно спасало сельскохозяйственные предприятия от разорения, описал все льготы и привилегии, которые получает организация, ставшая клиентом страховой компании, в которой он работает. Сергей выучил свою речь едва ли не наизусть, постоянно что-то выкидывал из нее, а потом добавлял, пытаясь довести до совершенства. В пять часов вечера он отправился домой, чтобы переодеться в свой лучший костюм, который пылился в его шкафу, дожидаясь подходящего момента. По дороге он заехал в парфюмерный магазин и купил самый лучший парфюм, который только мог себе позволить. И вот, в шесть тридцать он был снова на своем рабочем месте, нацеленный только на успех, и ожидал прибытия потенциального клиента. Директор сельскохозяйственного предприятия прибыл минута в минуту. В семь часов. Сергей счел подобную пунктуальность хорошим предзнаменованием, поприветствовал посетителя своей широкой белозубой улыбкой и принялся его обрабатывать. Все полтора часа, что Сергей рассказывал своему клиенту о выгодах страхования для сельхоз производства, пролетели для него самого словно одно мгновение, так глубоко он погрузился в свою речь. И каково же было его разочарование, когда после всех его стараний, директор предприятия, улыбаясь ему такой же белоснежной улыбкой, ответил отказом.

Словно гром среди ясного неба прозвучали для Сергея слова: «Спасибо вам большое за уделенное мне время, теперь я должен обсудить ваши условия с моим московским руководителем. Я непременно вам перезвоню».

И хотя, казалось бы, в этих словах не было ничего такого, что можно было расценить как отказ, однако же, Сергей достаточно долго работал в сфере страхования, чтобы понимать, что ему только что в вежливой форме сказали: «спасибо, но вы мне не подходите».

Да, это был провал. Едва ли в русском языке найдутся слова (включая даже матерные), чтобы описать ту злобу на этого никчемного директора никчемного предприятия, которая переполняла Сергея. Едва только этот гнусный тип, потративший столько сил и времени Сергея, вышел за дверь, как Сергей схватил со стола сувенирный хрустальный шар с надписью Oslo и швырнул его что было сил об пол. В ту же секунду шар разлетелся на сотни мелких осколков, а его содержимое рассыпалось по полу.

Спустя пять минут, чувство бессильной злобы сменилось чувством страха. Ведь теперь он потеряет эту работу. А что еще он умеет? Ничего. Говоря, по правде, он и как страховой агент был не очень-то хорош, а теперь и вовсе сгинет в водовороте жизни. Полчаса ненависть и страх переполняли Сергея, пока, в конце концов, он не выбежал из своего офиса, словно из горящего здания, и не направился, куда глаза глядят. Было уже почти десять часов вечера, когда Сергей проходил по площади перед железнодорожным вокзалом, расположенным пятнадцати минутах ходьбы от места его работы. Народу здесь было немного. Пятеро таксистов, разбросанных судьбой на площади то тут, то там и время от времени, выкрикивающих: «Такси! Такси по городу! Такси!», пара неспешно прохаживающихся вдоль площади полицейских, да с десяток, снующих туда-сюда людей с дорожными сумками. Погода была не по-летнему прохладной, и Сергей надеялся хоть немного остудить этой прохладой свой разгоряченный разум. Он часто ходил по этой площади, спеша утром на работу или возвращаясь вечером домой. Все здесь было ему так хорошо знакомо, что его взгляд, казалось, сам упал на новый павильон, который теперь стоял в ряду прочих ларьков. Внешне это был ни чем не привлекательный, неказистый павильончик с переливающейся вывеской «Бар «На распутье».

«Отлично, - подумал Сергей, - как раз то, что нужно. Зайду-ка я сюда пропустить стаканчик». И направился к павильону, уверенный в том, что рюмка-другая водки помогут ему успокоиться и привести мысли в порядок. Типичная ошибка слабовольных людей. Люди сильные знают, что на дне бутылки нет ответа ни на один из тех вопросов, которые нам подкидывает жизнь, но люди слабые предпочитают бежать от сложностей, вместо того, чтобы решать их. И Сергей, как типичный представитель последних, не упустил возможность нырнуть в бутылку. Зайдя в бар, он осмотрел его. Обшарпанные стены и угрюмая, давящая обстановка показались ему умиротворяющими и спокойными. Публика здесь была такая, что невозможно определить, те ли это, кто коротают время в ожидании своего поезда или же просто местные забулдыги, пришедшие выпить. Сергей сразу заприметил столик в конце зала и подошел к барной стойке. Барменом оказался худощавый мужчина лет сорока с темными волосами и красивыми чертами лица, который так тщательно натирал полотенцем стакан, что казалось он собирается отполировать его до блеска.

- Добрый вечер, - не поднимая глаз на вошедшего, и, не отрываясь от своего занятия, обратился официант к Сергею, - чего желаете?

- Здравствуйте, - ответил Сергей, - будьте добры двести пятьдесят грамм водки и нарезку из селедки и огурчиков вон за тот столик.

При этом Сергей сделал жест рукой, показывая на самый дальний стол, одиноко стоящий в углу.

- С вас триста рублей. – сказал бармен.

- Сергей достал кошелек и расплатился.

- Присаживайтесь, - ответил бармен, продолжая натирать бокал, - вам принесут ваш заказ.

Сергей медленным шагом прошел через весь зал, осматривая заведении и его посетителей. Тусклый свет от периодически мерцающих ламп, придавал этому месту крайне мрачный вид. Грязный пол, немытые окна… Впрочем, чего еще ждать от заведения подобного уровня. «Удивительно, как СЭС дала им разрешение на работу», - подумал Сергей. Он уселся за свой столик и стал ждать. Тем временем, мысли в его голове, казалось устроили восстание против несправедливости мира. Сергей прокручивал в голове события сегодняшней встречи с директором сельхоз предприятия, который отказал ему в подписании контракта и, чем больше он думал об этом, тем отчетливее на его лице проступала гримаса злобы. Глаза его наливались кровью, словно у главного злодея детского мультика.

Наконец, спустя семь минут гневного ожидания, брюнетка среднего роста и хрупкого телосложения принесла Сергею его заказ – одну тарелку с нарезанной селедкой, еще одну тарелку с двумя нарезанными малосольными огурчиками, кувшинчик с водкой и рюмку. Сергей бросил оценивающий взгляд на кувшин, пытаясь определить, не надурил ли его бармен, недолив водки, но «на глаз» определить он этого не смог. Поразительно, как человеку, потерпевшему неудачу, начинает казаться, что все вокруг пытаются его обмануть, как он начинает искать подвох во всем, что его окружает. Как только заказ оказался на столе, Сергей, желая побыстрее забыть события сегодняшнего вечер, схватил рюмку и кувшин с водкой. Должно быть в этот момент ему показалось, что какой-то злой колдун наложил на него проклятье и весь мир всю его жизнь был настроен против него, и вот сегодня кульминация этого проклятья; потому что как только он наклонил кувшин, чтобы налить водку, не до конца вытертая от влаги ручка кувшина предательски скользнула в его руке, и кувшин со звуком бьющегося стекла обрушился на грязный пол.

Наконец, произошло то, что заставило бармена оторваться от его занятия. Он перестал натирать стакан, поморщился, глядя на Сергея и произнес:

- Лена, убери за двенадцатым столиком.

Из подсобного помещения вышла все та же официантка, которая принесла заказ, на этот раз у нее в руках были веник и савок. Всего за каких-то две минуты она быстрыми движениями собрала с пола в савок все до последнего стеклышка и развернулась по направлению к подсобке.

- Девушка, - полным злобы и негодования голосом обратился к ней Сергей, - принесите мне еще один кувшин.

- Разумеется, - ответила официантка, - подходите к барной стойке, оплачивайте и я принесу.

- Я не собираюсь ничего оплачивать, - сказал  Сергей, - кувшин выскользнул у меня из рук, потому что его ручка была влажной, а значит это ваша вина, что он разбился. Я требую, чтобы вы принесли мне такой же кувшин за счет заведения.

Официантка удивленно посмотрела на него своими большими черными глазами и растерялась. Видимо, в этом заведении никто еще не высказывал подобных требований.

- Вам лучше высказать свои претензии бармену, - растерявшимся голосом ответила она, - он у нас и за бармена и за администратора.

- Вот будьте любезны, передать ему мои слова. Я жду.

Сергей сел, демонстративно сложив руки на груди и стал наблюдать за тем, как официантка подошла к бармену и стала что-то нашептывать ему на ухо. Бармен несколько раз кивнул головой, что-то отвечая ей при этом, и девушка удалилась в подсобку. Сергей понял, что бармен велел ей принести ему новый кувшин с водкой и стал ждать. Однако, по прошествии пяти минут, ему так и не принесли его заказ, поэтому Сергей решил пойти к барной стойке и поторопить бармена.

- Когда мне принесут мой заказ? – спросил он бармена, который сидел на стуле и разглядывал бутылки, стоящие на полках.

- Если мне не изменяет память, - ответил бармен, вам уже принесли ваш заказ. Но вы, кажется, разбили кувшин с водкой?

- Разбил?! - гневно вскрикнул Сергей так, что несколько присутствующих в заведении людей обернулись на него. – Этот проклятый кувшин выскользнул у меня из рук потому что кто-то из вашего персонала не вытер его ручку, а значит это ваша вина, что он разбился, и я требую, чтобы вы принесли мне точно такой же кувшин за счет заведения.

- Но заведение не виновато в том, что у вас не хватает расторопности даже на то, чтобы удержать в своих руках кувшин с водкой. Это полностью ваша вина, так что, если хотите новый кувшин, будьте любезны заплатить. – не переводя взгляда с бутылок ответил бармен. – Кстати говоря, с вас еще сто рублей за разбитый.

- Да вы что, безумец?! – на этот раз, сдерживая звук своего голоса, возмутился Сергей. – Кувшин выскользнул у меня из рук по вашей вине!

Сергей хотел было добавить к своим словам еще что-то гневное, но бармен перебил его, не дав договорить:

- Эх, Сережа-Сережа, когда же ты уже перестанешь винить в своих ошибках других и научишься сам нести ответственность за последствия своих поступков? Уже второй раз за сегодняшний день ты пытаешься переложить ответственность со своих плеч на плечи других людей. Может, ты еще скажешь, что и контракт, который ты сегодня упустил, сам выскользнул из твоих рук?

Сергея пробил озноб, а по спине ручьями потек пот. Откуда этот никчемный бармен может знать о том, что произошло с ним  сегодня? В течение минуты разум Сергея, словно загнанный зверь, метался от одной логической цепочки к другой, пытаясь объяснить данный парадокс. Но все напрасно. Единственным объяснением, которым ему пришлось удовлетвориться, стало то, что этот бармен знаком с тем директором сельхоз предприятия, который сегодня приходил к Сергею на переговоры. И хотя здравый смысл подсказывал Сергею, что это маловероятно (а даже, если и так, то в любом случае вряд ли директор предприятия стал настолько подробно описывать бармену внешность Сергея, что тот узнал его с первого раза), но все же это объяснения было куда более логичным и последовательным, чем то, что этот повелитель бутылок и стаканов может читать мысли своих посетителей.

- Уж не знаю, откуда вам это известно, - гневно прошипел Сергей, но контракт и вправду не был подписан вовсе не по моей вине. Я не виноват в том, что потенциальный клиент отказался.

- Ах, ну конечно, - с ироничной улыбкой произнес бармен, - это клиент виноват в том, что контракт не был подписан, а вовсе не ты из-за того, что не смог его убедить. Я все верно понял?

- Да кто вы такой, чтобы издеваться надо мной! Кто дал вам такое право?! Вы жалкий бармен в захудалой забегаловке, который ничего из себя не представляет.

Бармен ничего на это не ответил, он лишь посмотрел в глаза Сергею все с той же ироничной улыбкой и, поставив перед ним один из стаканов, висевших на специальной полке, налил в него армянский коньяк.

- Выпей, - произнес повелительным тоном бармен, указывая своему гостю на бокал, - тебе это поможет расслабиться. Ты слишком напряжен и раздражен.

Сергей некоторое время помедлил, сомневаясь, принимать или нет предложение бармена, но затем желание залить очарование спиртным взяло верх и он, не столько выпил, сколько опрокинул в себя содержимое бокала. Конечно, это выдавало в нем человека, привыкшего частенько прикладываться к бутылке, но Сергею уже давно не было дела до того, что думают о нем окружающие, тем более в таком месте, как этот бар.

Минут пять они сидели молча, бармен, разглядывая бутылки с выпивкой, стоявшие на полке, а Сергей, глядя куда-то в сторону с отсутствующим взглядом. Наконец, молчание было прервано:

- Ну а теперь, когда ты немного пришел в себя, мы можем продолжить. - неожиданно проговорил бармен.

На мгновение Сергею показалось, что он увидел в глазах этого незнакомца какой-то злой огонек. Бармен подлил в бокал Сергею еще коньяк и продолжил:

- Вот ты, Сережа, говоришь, что это твой клиент виноват в том, что ты не получил контракт и теперь тебя выкинут с работы. А полистай-ка свою книгу жизни, дорогой мой, и покажи мне в ней хотя бы одну страницу, на которой ты винил бы в своих неудачах себя, а не других людей. Можешь?

Сергей внимательно посмотрел на бармена, отпил немного коньяка из бокала и почувствовал как тепло разливается по всему его телу. Коньяк начинал действовать и это было как раз то, чего он хотел сейчас больше всего на свете. Ему даже стали безразличны нападки этого странного человека.

- Вот видишь, - продолжал бармен, - ты не можешь разделаться ни с одной проблемой в своей жизни. Единственное, с чем ты можешь разделаться – это бутылка спиртного. Будь честен с собой, ты ведь всегда винил в своих ошибках других.

- Да что ты знаешь обо мне? – наконец, возразил Сергей. – Кто ты такой, чтобы судить меня? Тебе ничего обо мне неизвестно. И, если уж тебе стал известен один эпизод из моей жизни, то это вовсе не означает, что ты можешь делать выводы обо всей моей жизни.

- О, мой дорогой друг, мне известно куда больше, чем ты думаешь. И я тебе могу с уверенностью сказать, что ты всю свою жизнь только и занимался тем, что упивался жалостью к себе, а в своих неудачах винил кого угодно, только не себя. Что же касается твоей жизни, то она такая же серая, обшарпанная и жалкая, как этот бар. Посмотри вокруг, все что ты видишь сейчас вокруг у себя – наглядная иллюстрация твоей жизни. У любого другого человека подобная обстановка не вызвала бы ничего, кроме отвращения, а что испытал ты, оказавшись здесь? Умиротворение и спокойствие. Ты не задумался, почему твою душу наполнили именно эти ощущения, едва ты переступил порог этого заведения? Не утруждай себя ответом, я озвучу его за тебя. Потому что ты здесь чувствуешь себя в своей тарелке. Ты привык к подобному. Посмотри на людей, которые сидят здесь за столиками. Их ведь не так уж и много, впрочем, как и в твоей жизни. И, как и в твою жизнь, они все попали сюда исключительно случайно. Они никогда не станут слушать тебя. Хотя ты и можешь привлечь их внимание к себе, если крикнешь достаточно громко, как ты уже делал. Они, разумеется, обернутся на тебя, но спустя минуту, вернутся к своим обычным делам.

Сергей замер от изумления. Такой наглости он не ожидал. Если бы не коньяк, который подействовал на него согревающее и расслабил, он бы уже ударил этого бармена-философа. Хотя и теперь, когда он нежился теплотой внутри себя, желание нанести удар в челюсть собеседника не покидало Сергея. Но вместе с тем, он заметил, что к этому желанию прибавилось еще что-то. Едва уловимое, что-то невесомое. Какое-то подсознательное едва распознаваемое ощущение того, что этот незнакомец в чем-то прав. Впервые за последние десять лет (а возможно и больше) Сергея посетило то, что он считал уделом слабых (к числу коих он себя не относил, разумеется) – сомнение. А вдруг этот чудаковатый наглец-бармен прав? Что, если действительно, он Сергей всю свою жизнь только и занимался тем, что переваливал ответственность на других? Словно почувствовав метания Сергея, бармен вновь заговорил:

- В том, что человек винит в своих бедах других, нет ничего страшного. Открою тебе один секрет. Даже самые справедливые и объективные люди, когда в их жизни происходит что-то незапланированное, винят в произошедшем окружающих. Но они не говорят об этом вслух, сперва они пытаются мысленно найти того, кто мог бы быть виноватым в произошедшем (или же в не произошедшем, как в твоем случае), и если таковой персоны не находится, лишь тогда они считают виноватыми себя. Так что, как видишь, всем людям свойственно то же, что и тебе. А разве может быть иначе? Но в отличие от тебя, люди справедливые не произносят вслух того, что думают, да и, поняв, что виноватых нет, они, скрепя сердце, принимают вес ответственности на свои плечи. Но ты у нас особенный, Сережа. Ты никогда не винишь себя. Даже в том, что твой брак распался, ты винишь жену. Хотя, на самом-то деле, позволь приоткрыть тебе хоть немного глаза на то, как все обстояло в действительности. Ты воспринимал ее попытки познакомить тебя с ее друзьями, которые могли устроить тебя на лучшую работу, как желание уязвить твое самолюбие. Когда она приводила тебе в пример твоих более успешных друзей, ты вместо того, чтобы задуматься, почему же она это делает и понять, что она лишь хочет дать тебе стимул, показать хоть какую-то цель, к которой следует стремиться, считал, что она унижает тебя, сравнивая с другими. Ты никогда не задумывался о том, что ей ведь не нужны были от тебя деньги. Вы ведь, по сути, и жили на ее зарплату, твоей-то едва хватает на то, чтобы заплатить за квартиру. Единственное, что ей было нужно – это то, чтобы рядом с ней был мужчина, умеющий принимать решения и нести ответственность за последствия в случае ошибки. Разве это много? Тем более, что это именно это и подразумевает мужская природа.

- Да кто ты такой? - вскрикнул Сергей. – Откуда ты столько знаешь обо мне?

- Считай, что… ты сидишь перед зеркалом. Только не перед тем зеркалом, в которое ты привык смотреться всю свою жизнь, и которое показывает тебе лишь то, что ты хочешь видеть, а перед другим. Перед самым жестоким зеркалом на свете – тем, которое показывает правду такой, какая она есть, а не извращенной твоей пропитанной ядом и злобой на самого себя душой. Удивлен? Разозлен? Это естественная реакция. А хочешь знать еще кое-что? Когда-нибудь ты проснешься, как и всегда в одиночестве, и почувствуешь холод. Но холод этот будет исходить не снаружи, а от пустоты внутри тебя. Потому что вряд ли ты встретишь кого-то, кто захочет прожить жизнь рядом с тем, кто считает себя прокурором, обвиняющих всех вокруг.

Сергей сдался, он уже перестал спорить и возражать. Воспоминания, словно пчелиный рой, набросились на его расслабленный алкоголем разум, который теперь лихорадочно пытался сопоставить сказанное барменом с тем, что было в действительности. Время от времени Сергея пугал тот факт, что он и вправду, не может припомнить ни одного случая, когда бы считал себя виновным в постигших его неудачах. И от осознания того, что слова бармены правдивы, ему становилось тошно. Ведь если верны его слова о том, что он вечно обвиняет во всем других, значит верно так же и то, что такой человек обречен на одиночество, что он слабак, бегущий от проблем вместо того, чтобы решать их. И всего за каких-то полминуты его разум посетило такое количество самобичевательных мыслей, которому бы позавидовал любой аскет.

- Паршиво наверное на душе от того отражения, которое ты сейчас видишь? – спросил бармен, беря в руку очередной бокал и глядя через него на свет.

Сергей молчал, устремив взгляд в стол.

- Можешь не отвечать, - продолжил бармен, - можешь даже ничего не спрашивать. Я ведь прекрасно знаю, какой вопрос назрел у тебя. Я понимаю этот вопрос так же хорошо, как и то, что ты никогда мне его не задашь. Из-за мнимой гордости, разумеется. Ты считаешь, что сам прекрасно можешь разобраться в своей жизни. Но правда в том, что, если бы это на самом деле было так, то нашей встречи никогда бы не было. Ты ведь прочел название этого бара, и ты помнишь, что он – наглядная иллюстрация твоей жизни. Так вот, Сережа ты сейчас действительно находишься на распутье и только тебе решать, становиться ли у штурвала своего корабля или же отдать его на милость волн и течения. Скажу тебе сразу, еще ни одно судно, оставленное без капитана, не смогло обогнуть рифы быта. И, если уж твоему кораблю суждено разбиться о скалы, то пусть хотя бы это будет сделано во главе с капитаном, который стоит у руля, а не лакает ром, трусливо спрятавшись в каюте. Ведь жизнь всегда благоволит только смелым и решительным. Она – женщина, и как любая женщина любит воина. Смельчаку она даст шанс на победу там, где, казалось бы все предрешено не в его пользу. Да, жизнь – женщина, так же как и удача. А женщины не любят слабаков. Стань достойным любви этих двух женщин, и они вознаградят тебя сверх того, что ты ожидаешь.

Проснувшись утром с дикой головной болью, Сергей с трудом мог припомнить события вчерашнего вечера. Он осмотрел свою комнату. Грязь, пыл и беспорядок царили в ней. От этого зрелища ему стало как-то мерзко на душе, словно вся эта грязь покрывала не только мебель и занавески, но и его самого.

Первым делом он отправился на кухню, выпил много воды, ибо был мучим похмельем. Есть ему не хотелось, поэтому завтрак Сергей решил пропустить. Умывшись и побрившись, он начал проводить уборку во всей квартире. На работу торопиться смысла не имело хотя бы потому, что после упущенного контракта, его там не ожидало ничего, кроме увольнения. Пропылисосив и вымыв каждый уголок, Сергей не без удивления обнаружил, какая уютная и красивая у него квартира. После того, как с домашними делами было покончено, он собрался и поехал на работу. Головная боль незаметно для него прошла, и теперь, вспоминая и обдумывая события вчерашнего вечера, в особенности, разговор с барменом, Сергей принял решение стойко и мужественно выслушать всю ту гневную тираду, которую ему уже наверняка приготовил директор, и, не пытаясь свалить вину за упущенный контракт на кого-то другого, найти в себе силы сказать «да, это полностью моя вина.

Он хорошенько поразмыслил над всем тем, что услышал вчера от незнакомца и, прокручивая в голове его слова, начинал испытывать чувство отвращения к самому себе. Он твердо решил, что впредь никогда не будет больше бежать от проблем, что будет находить в себе силы, чтобы признать свои ошибки и отвечать за последствия своих поступков, какими бы ни были эти последствия.

Войдя в кабинет директора, он начал было говорить, но директор оборвал его словами:

- Можешь ничего мне не объяснять. Я сам поражен не меньше твоего.

При этих словах он разразился диким смехом.

- Ну кто бы мог подумать, - продолжил он говорить, - что после такого количества неудач, тебе, наконец, удастся заполучить клиента.

Сергей застыл на месте.

- Андрей Владимирович, а вы ничего не путаете? – удивленно спросил его Сергей.

- Смыслов Борис Геннадиевич, директор ОАО «Урожай». Если моя память ни с кем не спит, то это как раз тот гражданин, с которым ты вчера проводил переговоры по поводу страхования отдельных направлений его деятельности. Так ведь?

- Да. - несколько ошарашено ответил Сергей.

Андрей Владимирович протянул ему бумаги, которые держал в руках и удивленный Сергей узнал в них контракт, который готовил к подписанию с этим потенциальным клиентом. Но каково же было его удивление, когда внизу он увидел подпись директора этого сельхозпредприятия и печать.

Сергей был так поражен увиденным, что весь день провел, словно в тумане. Он никак не мог дождаться вечера, чтобы отправиться в тот самый бар, в котором был вчера и поделиться своей радостью с барменом, который своими, как ему вчера казалось наглыми, а на самом деле мудрыми словами сумел изменить его отношение к жизни.

Как только рабочий день был закончен, Сергей опрометью кинулся к железнодорожному вокзалу. Он так торопился, что по большей части бежал, иногда задевая устало бредущих по улице людей. Но, оказавшись на месте, не увидел того павильона под названием «Бар «На распутье». На месте, где вчера находился этот павильон, сегодня зияла пустота, как будто его здесь и вовсе не было.

Минут двадцать он словно зомби прохаживался по тому месту, на котором вчера вечером находился бар. Что же это такое? Привиделось? Или может быть неудача, постигшая его с подписанием контракта так повлияла на его сознание, что он вконец потерялся в пространстве и забыл, в каком районе города находился? Но как могло оказаться, что контракт был подписан? Столько вопросов мучило его разум, пока Сергей, наконец, не понял… он нашел ответ на все те вопросы, которые мучили его в этот момент, и ответ этот был подсказан ему тем самым барменом, имени которого он не знал: «Ведь жизнь всегда благоволит только смелым и решительным. Она – женщина, и как любая женщина любит воина. Смельчаку она даст шанс на победу там, где, казалось бы все предрешено не в его пользу».

 


Добавить комментарий

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый гость,
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться на сайте
<

Artemmm (11 апреля 2013 01:16 / Статус: Нет в сети)

Андрей, спасибо огромное за такой приятный комментарий!
<

Андрей_Илли (10 апреля 2013 02:08 / Статус: Нет в сети)

Отличный рассказ, заставляющий заглянуть себе в душу. Максимально раскрытая тема в минимальном объеме информации, подтверждает мастерство автора. 
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.