Пари

автор: neo

Скачать рассказ "Пари" (сборник также включает рассказы "Приворот" и "Особое Задание") для прочтения на телефонах и планшетниках "Андроид" вы можете, перейдя по этой ссылке

 

Генка.

 

   Генкина личная жизнь дала трещину. Да какую, к черту, трещину. Она просто взяла – и развалилась на куски. Нет её теперь, личной жизни - и дело с концом. Ещё как-то всё с трудом держалось, пока институт, в котором Генка работал младшим научным сотрудником, сводил концы с концами, выполняя, ставшие редкими, государственные заказы. А потом оборона стране стала не нужна, слово «инженер» превратилось в ругательное определение пожизненного неудачника,  и пошло-поехало. Зарплату, которой и так-то, в последнее время, едва хватало на  коммунальные платежи, стали регулярно задерживать. Руководство института ударилось в подозрительные проекты и коллектив начал медленно расползаться по расплодившимся, коммерческим структурам. Генка оказался самым стойким. Десятый месяц, за здорово живешь, он все появлялся в пустой лаборатории, вызывая этим сперва недоумение, потом сочувствие, а затем раздражение  заведующего лабораторией Осипа Аароновича, приводившего каких-то деловых людей на смотрины помещения. Деваться Генке было положительно некуда. Сидеть весь день в квартире, с враз ставшими ему чужими, людьми и слушать их стенания о том, что он дармоед и нахлебник, было свыше его сил. А ведь совсем недавно они были ему самыми близкими людьми… Так, по крайней мере, ему казалось…Родители жены и её младший брат… Своих родителей Генка потерял рано. Они погибли в автомобильной катастрофе, и его воспитанием занималась бабушка. Бабушка… Милый, милый человек. Не было, как теперь Генка понял, человека для него более близкого, нежели бабушка. А ведь когда он женился, то бабушку на второй план оттеснила Людмила… И бабушка мудро всё приняла и поняла... У Людмилы теперь новые подруги… Каждый вечер она уходит куда-то, одетая в коротенькое черное платье,  обтягивающее её стройную фигуру и возвращается под утро, принося с собой запахи алкоголя, сигарет и денег. Да, да… Денег, будь они прокляты! Генка не хочет думать о том, откуда и каким путем она добывает эти деньги. Потому что Людмилка…Это милое, стройное,  очаровательное создание, в которое он влюбился без памяти при первой же встрече… И эти деньги… А он, Генка, вынужден делать вид, что ничего такого не происходит… И садиться за стол, накрытый на эти деньги… Полагая, что фраза:

 - А некоторые хлеб задаром жрут.

Относится к кому угодно, только не к нему…

Да что же это такое происходит?

Нет… Сказать, что он не предпринял ни одной попытки… Так ведь нет же… Предпринял…

   В шикарно отделанном кабинете, броско одетая блондинка, с губами на пол лица, покрутила в руках его трудовую книжку и с любопытством спросила:

- Вы работали инженером-химиком –технологом по высокомолекулярным соединениям? 

- Ну да… Там же всё написано…

- Подождите минутку – И она подняла  телефонную трубку внутреннего коммутатора – Николай Семенович, если можно, зайдите, пожалуйста, в мой кабинет…

Николай Семенович оказался молодым, борцовского сложения, человеком с короткой стрижкой бобриком, золотой цепью, толщиной в палец, на бычьей шее и полным отсутствием, как Генке показалось, интеллекта на одутловатом лице. Генка немедленно, мысленно, окрестил его Бугаем.

- Ну ты чё, Светик? Чё, у меня других дел нет, как тока по кабинетам шариться? Ты бы ещё босса высвистала…Чё за дела?

- Николай Семенович… Химик вот… Высокомолекулярный.

- Да ты чё-ё, Свет?  Вот этот? Никода б не подумал… И чё, мужик? Ты чё, в натуре химик?

- Ну да… - Генка был несколько ошарашен и самим видом этого непонятного Николая Семеновича и акцентом постановки вопроса. – Химик… По высокомолекулярным соединениям.

- Слышь, химик… А ну, пойдем в мой офис. Чёт я сомневаюсь, какой ты химик…  

Генка проследовал следом за Николаем Семеновичем и оказался в роскошно обставленном офисной мебелью кабинете. Где  Бугай завалился в раковиноподобное, вращающееся, кожаное кресло и закинул ноги на край стола.

- Ну ты чё?  Садись, не менжуйся. Рассказывай…

- О чем?

- Ну… Это… Где ты там подвизался… Чё делал…

- В научно-исследовательском институте… Младшим научным сотрудником… По полимерам.

- Да ты чё-ё? В натуре? Младшим?  Ни фига себе. Круто… Слышь, младший.  А чё там тебе башляли?

- Извините… Не понял?

- Ну ты чё такой непонятливый? Не догоняешь? Скока бабок ты с этого имел?

-  Вы имеете в виду мою зарплату?

- Ну да… Её.

- Ну-у… На жизнь хватало.

- А-а… Это круто. А мне всегда не хватает…  Слышь… А ты чё, в химии сечешь?

- Ну-у… Я, как бы, химик-технолог. Секу, наверное…

- Слышь… А если мы тебе кухню оборудуем? Бабла отчехлим. Попрешь? Чё скажешь?

- Какую кухню? Я… Извините… Ну… Не повар.

Тут Бугай налил кровью лицо и, неожиданно, пискляво засмеялся:

- Повар… Ну ты, блин, даешь… Повар… Е-хе-хе-хе-хе…

И так ему было смешно, что ажно слезы из глаз полились.

- По-о-вар… Етит твою… Умаял, сотрудник… Слышь, ты, повар… Можа ты и что такое карбид не знаешь?

- Ну как же… Карбид - химическое соединение углерода с металлами… И некоторыми неметаллами.

- О-х-хо-хо-хо… Углерода? Ну т-ты, профессор…Насмешил. А шо такое первитин, слышал?

- Ну… В общих чертах…

- Чё ты мне в общих? В общих… Ты это… Как там – Тут Бугай запнулся, выуживая из себя неудобное словечко.- Ну, када чёто там с чем соединяешь…

- Синтез?

- Во-во… Первитин синтезировать сможешь?

- Да смогу, наверное… Если химикаты будут. Ну а Вам-то… Вам… Он зачем?

- Ну ты, в натуре… Чё-т химик, а не догоняешь…

- Это же наркотик… Это же противозаконно…

- Ну ты даёшь… Менделеев… Чё противозаконно? А ты чё, вообще, сюда приперся?

- Работу… Мне нужна работа.

- А я те чё предлагаю? В баню со мной сходить?

- Нет… Но наркотики… Наркотики я делать не буду…

- Ну и чё тогда? Буду делать, не буду…Чё ты тут мудьями трясешь? Чё ты у людей время отнимаешь? Да ты знаешь, скока моё время стоит? Скока ты, счас, у меня бабла отнял? А? Я тебе счас кулькуляцию выкачу, хрен ты у меня за всю жисть отобьешься… Синтезатор… Давай, катись отсюда, пока ещё при памяти.  Технолог…

И Генка выкатился отсюда… С полным ощущением, что его только что окунули в дерьмо. Как-то не укладывалась в Генкиной голове совсем недавняя жизнь, со строительством развитого социализма и вот этот, неизвестно откуда вынырнувший Николай Семенович с первитином. Где, на каких таких жизненных полюсах, произошло разделение общества на обычных людей, которым первитин  и даром не нужен, и этих… Бугаёв.

Во втором месте все было, внешне, вполне пристойно. Скромного вида приемная, секретарша бальзаковского возраста. В меру приветливая… И директор. Манерами, неуловимо напоминающий Генке, его, институтского шефа. Чем-то там занималось их предприятие, отвечающим веянию времени. Вроде как делало пластмассовую, мебельную фурнитуру. Пользующуюся повышенным, покупательским спросом. Оно, конечно, химией тут пахло постольку-поскольку… Но и не первитин же предприятие выпускало, в самом деле. Однако, приватный разговор в кабинете директора, за кружкой чая, заставил Генку немедленно насторожиться.

- Вы, голубчик – Директор пододвинул Генке вазочку с печеньем – Цинкографией не занимались?

- Не-ет… Не приходилось. Хотя…Ничего там заумного нет.

- Вот, вот… Ничего. Видите ли… Не знаю, как Вам это сказать… Есть, будем так говорить, спрос… Который, как известно, рождает предложение. Нужно изготовить клише акцизных марок. На винно-водочную продукцию.

- Но.. – Генка замялся, подбирая слова – Это, наверное… Не совсем законная деятельность…

- Да… Вы правы. Абсолютно правы… Скажите. А оставлять Вас, человека с высшим образованием, инженера-химика,  без средств к существованию – это, получается, законная деятельность? 

- Ну да…   То есть, нет… В общем… Я не знаю.

- Вот, вот, голубчик… И я не знаю… Вы что же, полагаете… Мне, человеку в возрасте, есть необходимость пощекотать себе нервы? Вот этой противоправной деятельностью? Да нету… Устал я. Бьешься, бьешься… Сегодня заработал, а завтра от твоего заработку пшик остался… А тут вот… Деньги сразу. И столько, сколько мы всем коллективом за год не заработаем. Так какая разница? Я откажусь, так ведь всё одно кто-нибудь да найдется…

- Ну да… Найдется. Вы правы… И всё же… Не нравится мне всё это. Просто не нравится.

- Я Вас понимаю. Извините, если что не так… Подумайте.

- Хорошо… Спасибо за чай. Я подумаю…

А думать Генке было некогда, негде и не на что. Казалось бы, вот: здоровый мужик в самом расцвете сил, ноги руки на месте. Образование имеется, специальность… А никому, никому не нужен. То есть, нужен, конечно. Но в какой-то полностью криминальной сфере. В которую Генке погружаться совсем не хочется. Но и домой идти ему никак нельзя… Если можно назвать домом то помещение, в котором он вынужден проводить ночь в компании с людьми, откровенно его ненавидящими. Но ведь совсем недавно все было иначе… Они им гордились. Ведь он работал в престижном институте, писал кандидатскую. Денег, которые он приносил, хватало на все… Что же, что изменилось? Неужто все упирается в наличие или отсутствие денег? Денег… Гораздо разумнее, в трудный жизненный момент, было бы сплотиться… Как-то объединить усилия… Но нет. В его лице они назначили себе врага… А в чем… В чем вот он, Генка, лично виноват? Разве он всё это, происходящее вокруг, затеял? Да-а… Эх, жизнь копейка, судьба злодейка…

   И Генка перестал, практически, появляться в квартире своих, как он теперь полагал, бывших родственников. Не больно-то они от этого расстроились.  Когда уж необходимость подпирала: белье постирать да поменять, помыться – шел, как на каторгу. Всё ожидая, что вот они сменят замки и он окончательно превратится в бомжа. Может Людмила его жалела и потому замки не заменялись, а может, лень им было этим вопросом заниматься. Да только та же Людмила, при редких встречах, фыркала и проскакивала в их бывшую комнату, не желая и словом с ним обмолвиться. Ночевал теперь Генка в подсобке продуктового магазина, в котором подрабатывал грузчиком. Продавщицы его жалели: мужик непьющий, интеллигентный, безотказный… Что ни попроси – всё сделает. А то, что жить стало негде, так полстраны под откос пошло. Не все к новой жизни приспособиться сумели… Хозяину магазина, правда, такое положение вещей не очень нравилось, и, появляясь с проверкой, он устраивал разнос заведующей магазином за нарушение санитарных норм. Не положено жить, кому бы то ни было, в подсобных помещениях торговой точки. Контролирующим органам очень такие моменты  по душе приходятся. Напрягаться не надо, выискивая отклонения от многочисленных инструкций и распоряжений. Да Генка и сам прекрасно понимал, что не может он вечно обитать в подсобке магазина. Но снять квартиру и оплачивать её он был просто не в состоянии. Явственно вырисовывался некий тупичок…

   В первых числах сентября у одного из новых Генкиных сотоварищей по работе, забулдыги Лехи, случился день рождения. Рядовое, в общем-то, событие, было встречено в среде грузчиков с огромным пониманием и воодушевлением, и его празднование началось с раннего утра. Поскольку никакие попытки склонить Генку, в свою компанию любителей «бормотухи», успехом не венчались, то праздновали без него, втроем. Потихоньку, чтобы продавцы не заметили и не настучали заведующей. Однако, уже ближе к обеду, общий градус компании повысился настолько, что при подаче товара в торговый зал то один, то другой «грузила» начал срезать углы и проскакивать место разгрузки.  Генка, во избежание скандала, пытался оставить их в подсобке, отдуваясь один за троих, но троица ещё немножко поддала и инициатора праздника – Леху, пробило на чувство стыда.

- Это ж как же так же… Мы тут вот здесь, а он там за нас…

 И, вцепившись в картонный ящик с консервами, попер его в торговый зал. Подойдя к двери, ведущей из складского помещения в магазин, он собрался открыть её, надавив ящиком на ручку двери. Тут дверь и открылась, посредством усилия, приложенного к ручке, с другой стороны, хозяином магазина. Леха потерял равновесие и полетел   назад, оттолкнутый дверью, и влекомый тяжестью ящика с консервами. И грохнулся на ящик с коньяком, переколотив изрядное количество бутылок. А тут, на поднятый шум, из подсобки высунулись физиономии Лехиных совыпивох. И не признав, через залитые «бормотухой» глазища, в вошедшем человеке хозяина магазина, обложили его матом. Дальнейший ход событий был вполне прогнозируем и логичен. Грузчики вылетели на улицу, к такой-то матери, а за компанию с ними последовал и Генка. Без выходного пособия, поскольку о законном оформлении на работу никакой речи не велось. И хотя был он трезв, аки стеклышко, но его проживание в магазине хозяина нервировало даже больше, нежели пьянка коллектива…

Шел Генка, куда глаза глядят. На улице темнело, срывался мелкий, нудный дождик. Одет Генка был очень легкомысленно для этого времени года. А потому начал подмерзать, и вынужден был ускорить шаг. Не с тем, чтобы придти куда-нибудь вовремя, а дабы не околеть окончательно. Шел, опустив глаза к земле, натыкаясь на редких прохожих. Совершенно ему всё было безразлично. И этот противный дождь, уже основательно промочивший на нем одежду, и конечная точка маршрута, в которую несли его ноги. Поскольку и не было её, этой конечной точки. Так вот, шел себе и шел. Завернул за угол какого-то здания, начал обходить автомобиль, стоящий на тротуаре и со всего хода  налетел на человека, только что из этого автомобиля выпроставшегося наружу. Человек что-то держал в руке, собираясь это что-то поднести к своему уху. А Генка этот предмет у него из рук выбил. Предмет полетел на мокрый асфальт, ударился об него с грохотом, подпрыгнул и рассыпался на мелкие составляющие.

- О-п-па – Сказал человек.

- Ой, простите, пожалуйста – сказал Генка и кинулся подбирать запчасти.

Распрямился, держа в руках то, что рассыпалось и они встретились глазами.

- Во, блин, ни фига себе… Химик! Ну, давай, химик… Излагай…

Бугай. Перед Генкой стоял тот самый Николай Семенович, который предлагал ему… Ну, в общем, неважно, что он ему предлагал. Стоял, широко расставив ноги, в распахнутом кожаном пальто и длинном, малиновом пиджаке.

- Что… Что излагать?

- Куда летим? Чё людей тараним?

Генка стоял молча, наклонив голову и закипая, словно включенный электрочайник.

- Чё молчим? Обкакался? Химик… Ты ж мне трубу уханькал. А ты догоняешь, скока она в баках стоит? Ты стока вместе со своим институтом не стоишь… Давай её сюда… Химик.

- Да пошел ты … Вы…

- О-го … Оно заговорило.

- Я вам сейчас… В морду дам!

- Во-о … А за что? – И Бугай ловко скрутил Генкины руки в болючий узел.- А ну, зайдем в кабак, побеседуем.

- Пусти…те… Да больно же… - Генка сделал попытку освободиться, но не тут-то было.

- С мово хвата ни один борюга не выскакивал…. Не то что борзота мелкопошибная. Не рыпайся, бить не буду. Дело есть…

И он проволок Генку в двери, мимо подобострастно кланяющегося метрдотеля, в пахнущие чем-то вкусным внутренности ресторана.

- Садись, давай… Да не рыпайся ты. Сказал, бить не буду, значит – не буду. Побазарить надо. Ты хавать будешь? – Бугай шелчком пальцев проявил в пространстве симпатичную официантку.

- Вам, Николай Семенович, как всегда?

- Давай, заинька, в полном объеме… И, это… Шнапсу на двоих.

- Я не пью – Попытался возразить Генка.

- Ну ты, химик… Кто тебя спрашивает? Мне что, трубу тебе вспомнить? Или как?

Не стал Генка доводить дело до крайности. Пью, не пью… Кому оно, скажите, надо? Здоровье беречь? И для чего? Махнул он, мысленно, рукой на свои установки и кивнул согласно головой. По мере того, как стол всё более превращался в сказочную скатерть-самобранку, у Генки внутри усиливалось сосущее  чувство голода. Как-то вспомнилось, что с утра так и не довелось оскоромиться чем-нибудь съестным.

- Ну ты, это… - Бугай разлил по рюмкам напиток, цвета хорошо заваренного чая.   – Не стесняйся. Давай – за знакомство…

Они чокнулись налитыми доверху, большими рюмками и Генка опрокинул жидкость в себя, одним махом. И закашлялся, поперхнувшись крепким напитком.

- Эх, технолог… Да кто ж так пьет? Это ж не горилка, чтобы так опрокидывать… Это - благородный виски. – Бугай подмигнул Генке и в один глоток опустошил рюмку. – Вот как пить надо.

Враз захмелевшему Генке это показалось, почему-то, очень смешным.

- Ты закусывай, технолог… Тебя, кстати, зовут-то как?

- Геннадий… Владимирович… - Сказал Генка и пьяно икнул.

- Ну чё церемониться? Давай по простому. Меня – Колян. -  И Бугай протянул Генке руку.

- Гена… А ты, Колян, ничего мужик, оказывается… А я тебе сперва очень невзлюбил…

- Это за какую тему?

- Ну… - Генка пьяно изобразил в воздухе замысловатую фигуру – За наркотики.

- Т-с-с… Эта тема не для публики. Слышь, Генон… А ты, вообще, чем занят?

- Сейчас?

- Ну не конкретно, а вообще…

- Меня выгнали из магазина… Из грузчиков. И из дома… Кажется тоже…

- Клёво…  И что за планы?

- Да никаких планов… Химики-технологи нынче не котируются.

- Ну а жить на что планируешь? Там… Перспектива есть?

Генка цыркнул краем губ и развел руками. Колян дотянулся до графинчика и налил по полной.

- Давай, за нас, за мужиков…

- Давай!

Они чокнулись и выпили.

- Слышь, Генон… А если я тебе тему предложу?

- Наркотики я делать не буду…

- Да ладно… Угомонись. Тут вот какое дело… Вникай.  Мы с братвой спор забили. Пари, вроде как. Короче, надо с самолета, ночью в тайгу трех бойцов закинуть…

- За-а-чем? Бойцов…

- Ну спор такой. Чей боец приходит домой первым, тому презент отбашляется.

- Н-е-е понял… Каких войск бойцы?

- Ну ты чё такой тормоз? Поясняю. Нас трое. Мы скидываемся по ляму зеленью и все это складываем в банковскую ячейку. Сажаем в самолет трех бойцов… Ну… Просто людей. По одному от каждого. Вывозим в тайгу и скидываем на парашютах. С ножом, спичками и едой на один день. Ни карты, ни компаса, ни денег… Ничего… Бойцы должны добираться сами. Чей боец первым домой доберется, того и три ляма. А по сотке с каждого ляма бойцу, который дойдет… Теперь просек?

- Просек… Не-а… А зачем вам это надо? Ну… В чем смысл?

- Да ни в чем… Раскумаренные были, вот и нашла дурь. А терь братва не поймет, если заднюю врубить. Короче… Я тебе предлагаю от меня рискнуть… В качестве аванса - десять косых. Сейчас.

- А ну, покажи… - Генке были в этот момент ну совершенно по барабану эти  десять косых. А вот сказалось.

Колян полез в свою барсетку и бросил на стол толстую пачку американских денег, стянутых резинкой. Генка взял их в руки и небрежно вжикнул большим пальцем по торцу пачки.

- Когда летим?

- Сёдни… Сёдни последний день. Братва-то уже выставила бойцов. А я всё перебирал. Надо ж отчаянного… Чтобы выиграл. Один, вроде как соглашался, а в последний момент забуксовал… Семья, там… Дети. Короче, сёдни надо… А то я в попадосе…

- Не-е… Ну сегодня… Сегодня я не могу.

- А чё так? Сам же говорил - ничё не держит… А? Решайся. Давай, ещё дернем?

- На-а-ливай! Слышь, Колян… Ну, какой я, нафиг, отчаянный? Да я, чтоб ты знал, и на турнике-то ни разу не подтянусь. Я вот физически, наверное, серьезно первый раз в своей жизни грузчиком работал. А так… Какая там нагрузка, я имею в виду физическая, у сотрудника НИИ? Да никакой… Меня ветром… Это… Унесет. Вместе с парашютом. И парашют-то я только в кино да по телевизору видел… Я тебе не подойду.

- Те чё, профессор, бабки не нужны? – Колян налил по полной. – Давай, усугубим.

- Да нет… Деньги, понятное дело, нужны. Но вот так… Я не знаю.

Они подняли рюмки. И выпили.

- Слышь, Колян… Да хрен с ним… С этим. Как его? Парашютом. Ты обещаешь, что бабки эти ты отвезешь по адресу, который я тебе скажу?

- Заметано… Только давай, запиши конкретно, куда везти. Забуду, нахрен.

- Пиши…

И Генка надиктовал адрес. А потом упал лицом в сложенные на столе руки. И уснул. Да и что с него было взять? Непьющего человека. Закусить толком он так и не успел…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Добавить комментарий

КОММЕНТАРИИ

Уважаемый гость,
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться на сайте
<

Admin (28 февраля 2011 19:18 / Статус: Нет в сети)

Хороший рассказ. Рекомендую к прочтению.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.